Skip to Content

Археологический аспект охоты

Обратимся к археологическому
аспекту охоты, тесно связанному с историей.

Археология снабжает нас данными
об охотничьей стороне жизни древнего человека, фактами о тех временах, когда
письменности еще не существовало, то есть, она занимается, в основном, эпохой
до истории. Об этом и об охоте доисторического человека мы поговорим еще не
раз, а пока зарисовка из охотничьих нравов австралопитека:

Открытый Раймондом Дартом,
профессором анатомии из ЮАР, австралопитек (Australopithecus africanus) считается предковой формой
человека, или, по крайней мере, это гоминид, имеющей с человеком общего предка
(нашим предком теперь признается недавно найденный плосколицый человек или
кениатроп). С момента открытия Дарта найдены и более древние, более примитивные
виды австралопитеков. Одни полагают, что австралопитеки не пользовались
орудиями, другие, что им была свойственна орудийная деятельность, в часности,
связанная с добычей и обработкой животных. Вместе с Яном Линдбландом я разберу
одну идею Дарта.

Раймонд Дарт обнаружил в
пещерах южной Африки огромное количество костей автралопитека и животных,
вероятно, по большей части его жертв (порядка 150 тыс.). Он был убежден, что эти
человекообразные по своей манере охотиться мало чем уступали настоящим хищникам:
"Предшественники человека отличались от современных обезьян постоянной
склонностью к убийству; плотоядные животные, они грубо хватали свою добычу,
безжалостно умерщвляли ее, разрывали на части, утоляли жажду горячей кровью
жертвы и жадно пожирали живое, трепещущее мясо".

В
этом полном эмоций отрывке больше патетики романиста, чем ученого, да и в целом
взглад на охотничье поведение этих гоминид неверен (теперь находят
австралопитеков более травоядными, чем плотоядными).

В пещере Макапансгат вместе с
окаменелостями австралопитека Дарт нашел сорок два черепа павианов, разбитых
"дубинками", роль которых, по мнению Дарта, исполняла плечевая кость
антилопы. Его предположение было подтверждено одним специалистом по судебной
медицине. У восьмидесяти одного процента обезьяньих черепов была пробита левая
сторона, из чего Дарт сделал вывод, что убийцы были правшами. Желая заручиться,
как говориться, неопровержимыми доказательствами, Дарт не один год искал также
каменные орудия. Однако у австралопитеков, как уже говорилось, не обнаружено
никаких образцов обработанного камня.

Сложности методологии археологической науки исходят из
бедности, фрагментарности материалов раскопок. И хотя в области палеоантропологии
археологи кооперированы со специалистами самых разных направлений, время от
времени им приходится «включать фантазию».

Вернемся к австралопитеку. У этого человекообразного
существа предполагается бипедальный тип движения, что исключает скоростной бег.
В целом это были гоминиды с древесным образом жизни.

Мог ли австралопитек добывать павианов в большом количестве?
Мы знаем несколько способов охоты на обезьян настоящих хищников: скрадыванием,
кооперированным загоном нескольких, обычно, родственных, особей и из засады.
Без сомнения, австралопитек не напоминает скрадывающую дичь мелкую кошку и вряд
ли при полутораметровом росте он способен замаскироваться в буше. Здесь критика
Дарта была верной, добыча такого количества павианов методом скрадывания и
удара дубиной по голове кажется более чем сомнительной (причем, удар наносился
всякий раз одинаково и хищник с жертвой всегда встречались лицом к лицу).
Другое дело загон или засада, но и здесь одинаковая манера умерщвления возможна
только в отношении пойманных (загнанных) животных. Так как ловушек
австралопитеки не строили, причину смерти 40 макапансгатских павианов следует полагать
загадочной. Возможно, у читателей найдется собственная версия на этот счет.

Несомненно, Дарт был далек от реалий охоты, ибо понимание
процесса добычи животных приходит не столько посредством наблюдений, сколько
путем участия, причем, есть опыты как индивидуальной, так и групповой охоты.