Skip to Content

Первый лещ. Рассказ-быль.

Был один из редких дней уходящего лета, когда природа, словно спохватившись, преподносит нам своего рола приятный сюрприз, балуя нас прекрасной погодой. Было тепло, ярко светило солнце. Легкий ветерок гнал по озерной глади небольшую волну, которая ласково плескалась о борт лодки. Рядом со мной сидел восьмилетний сынишка Вася. На рыбалку в Шатуру приехали с ним накануне вечером. Устроились в двухместной комнате рыболовной базы, заблаговременно выбрали лодку. Не хотелось ранним утром тревожить его сладкий детский сон. Поэтому после ужина он получил «инструктаж»: утром, после того как выспится, самостоятельно одеться, покушать, затем пройти вдоль берега до сухого дерева. Там я обещал взять его к себе на лодку. Сам же я встал в четвертом часу утра, оставил на столе для Васи завтрак, термос с чаем, а около четырех утра уже выплыл на воду.
Подобный вариант мы с ним проделывали не впервые. К рыбалке я приобщил сына с четырех лет. Он уже привык просыпаться один либо на рыболовной базе, либо в палатке (в теплые летние дни), самостоятельно одеваться, завтракать, идти ко мне на условленное место. Так было и на этот раз. Около восьми утра, когда в садке уже было несколько увесистых подлещиков, я еще издали заметил приближавшуюся знакомую фигурку в синем спортивном костюмчике со светлой копной волос. Снялся с якорей, причалил к берегу, взял своего рыбачка, вновь приплыл к прикормленному месту. Клев, однако, уже слабел. Да и рыбачил в основном один я, а Вася был, можно сказать, сторонним наблюдателем. Постепенно бездеятельное сидение на лодке ему наскучило, это чувствовалось по его виду. И чтобы хоть как-то поддержать его интерес к рыбалке, я после подсечки очередной рыбы давал ему в руки удилище, он сам вываживал очередного подлещика. Это, конечно, доставляло ему большую радость. Но держать в руках тяжелое удилище ему было трудно, и мне хотелось увлечь его более доступным для него занятием. Но каким? И тут мое внимание привлек лежащий на дне лодки бездействующий спиннинг. Я знал, как любит Вася вращать «крутилку» — так он называл тогда безынериионную катушку спиннинга. Я открепил с конца лески блесну с тройником, привязал поводки с крючками, прищепил грузило. Получилась донка. Насадил на крючки шарики манного теста и забросил. Оснастка улетела далеко от лодки, опустилась на дно. Прикрепил к леске у кончика удилища колокольчик и сказал сыну:
— Как только колокольчик зазвенит или дернется, сразу подсекай и крути катушку.
А сам все свое внимание переключил на выступающие из воды разукрашенные поплавки. Пересевший на заднюю скамейку сынишка то и дело резко дергался с места, хватался за спиннинг и начинал крутить свою «крутилку».
— Пап, клевало, — каждый раз говорил он при этом.
То ли действительно клевало, то ли насадка срывалась от трения о дно, но каждый раз после намотки лески крючки оказывались пустыми. Я терпеливо насаживал на крючки новые шарики теста, делал заброс, прикреплял колокольчик. И снова советовал Васе быть внимательным, не прозевать поклевку. Конечно, проделывал все это я без особого удовольствия, так как приходилось каждый раз отрываться от своих удочек. Видимо, я слишком увлекся своими удочками. И только какое-то странное, необычное покачивание лодки и возня за спиной заставили меня повернуться в сторону Васи. А посмотрев, не сразу поверил своим глазам. Милый мой рыбачок! Желая до конца довести дело самостоятельно, он ни единым звуком не дал знать о том, чем был занят. Он стоял на лодке, крепко вцепившись ручонками в удилище спиннинга, которое круто и упруго изгибалось пол мощными рывками какой-то крупной рыбы. Вася хватался то за рукоятку катушки, пытаясь подтянуть свою добычу, то за удилище, чтобы удержать его при очередном рывке. По направлению натянутой как струна лески было видно, что рыбина упиралась уже рядом с лодкой. Первой мыслью было вырвать спиннинг из рук Васи и самому подтянуть рыбу. Но тут же подумалось: пусть сам Вася сполна почувствует всю не сравнимую ни с чем радость единоборства с крупной рыбой. Ведь такое он запомнит на всю жизнь, и после этого страсть к рыбалке еще более усилится. И я сказал:
— Спокойно, Василек! Держи крепче, подтягивай ближе!
А сам взялся за подсачек. И вот уже у самой лодки блеснул широкий светлый бок с бронзовым отливом. Лещ! Я вытянул руку с подсачеком, выжидая удобный момент, чтобы поддеть ходившую кругами рыбу. И лишь после того, как это наконец удалось и лещ затрепыхался в сетке подсачека, мы с Васей облегченно вздохнули.
— Пап, это я поймал! — первое, что проговорил сынишка, еще не до конца веря подвалившему счастью.
— Конечно, ты, — поддержал я его. — Молодец!
— А дома скажешь всем, что это я поймал? — не унимался он.
— Обязательно скажу, — заверил я его.
По возвращении домой Вася даже не стал ужинать, ему не терпелось пойти на улицу. А через некоторое время в квартиру вместе с ним ввалилась целая ребячья компания. Чувствовалось, что мальчишки уже наслышаны про улов, теперь им хотелось убедиться во всем воочию.
— Пап, покажи им, — с нетерпением попросил Вася.
Я показал. При этом сказал, что большую рыбу поймал Вася. На лицах мальчишек — неподдельное восхищение. На лице Васи — нескрываемая гордость. Это был его первый лещ. И надо ли говорить о том, что после этого сын еще больше пристрастился к рыбалке? ... Немало воды утекло с той памятной рыбалки. Вася повзрослел, мы по-прежнему постоянно ездим с ним на рыбалку. И вот что характерно: он почти не признает обычной поплавочной удочки, ловит в основном спиннинговыми удилищами с катушками, оснащенными под донки. Именно такими, на какую поймал в детстве своего первого леща. Конечно, поклевки на такую снасть бывают реже, чем на поплавочную удочку. Но рыба попадается крупней. У Васи хватает терпения дождаться своей рыбы. И если я своей удочкой обычно налавливаю плотвичек и мелких подлещиков, то у Васи — увесистые подлещики и лещи. Облавливает родителя по всем статьям. Но я за это на него не в обиде.

Кузьма Пашикин.