Skip to Content

Заяц. Часть I

Питаясь исключительно растительной пищей, зайцы испытывают выраженную потребность в соли. Поэтому они охотно посещают солонцы. Часто лижут брошенные в кучах по полям минеральные удобрения и от этого погибают. В воде остро не нуждаются, лишь иногда, в засушливое время пьют ее из лужи.

Поголовье зайцев из года в год подвержено значительным колебаниям. Причиной тому - эпизоотии, которые возникают, как правило, в годы высокой их численности, что является механизмом саморегуляции популяции, и в дождливые холодные годы. Хищники не оказывают заметного влияния на заячье поголовье.
Охота на русака «самотопом». Для не имеющих собак охотников, которых подавляющее большинство, является наиболее доступной и достаточно результативной. Этот способ требует от охотника постоянной собранности, умения стрелять навскидку выскакивающего из-под ног и выцеливать уходящего в любом направлении зайца на пределе выстрела. Охота «самотопом» - прекрасная школа для начинающего, молодого и полного сил охотника. Во время этой охоты обострены все чувства человека, когда приходится балансировать между необходимостью поднять с лежки зверька, не давая ему отсидеться, и стремлением сделать это как можно ближе и удобнее для себя.
Середина ноября. Эта пора на юге России часто отличается ясной, безоблачной погодой с заморозками по ночам и солнечными теплыми днями. Сухо - листва звенит под ногами. Куда двинуться охотнику, смущенному простором и великолепием степных далей и близких в прозрачном воздухе плоскогорий. Идти надо в бурьяны, сохранившиеся на недовытравленных скотом выгонах по склонам бугров, па брошенных с досадой колхозами солончаках, по вечно осушаемым и, слава богу, все еще до конца не осушенным, изрезанным мелиоративными канавами, площадью где в несколько соток, а местами и несколько гектаров участкам полей. В начале сезона весь доступный «самотопу» заяц - там. Весьма перспективна незапаханная стерня, а также места по границе бурьянов и куртин тростника или зарослей терна. В одиночку «самотопом» надо передвигаться «челноком», имитируя ход легавой собаки. Вдвоем необходимо соблюдать интервал в 20 - 30 м друг от друга, иначе заяц может отсидеться или встать позади охотников. Втроем и более по ровной поверхности лучше цепь располагать в форме дуги, когда один (ведущий) охотник идет в центре, а остальные располагаются по бокам и на несколько метров впереди своего соседа. Интервал между стрелками в наиболее перспективных местах желательно уменьшить до 10-15 м. При таком строении цепи заяц, вскочивший от ведущего, который сделал по нему промах, обстреливается с обоих флангов другими стрелками.
При прохождении вдоль склона бугра необходимость в дуге отпадает, так как поднятый заяц, как правило, вниз по склону не идет, поэтому целесообразно растянуться цепью, когда ведущий идет в нижней части склона, а самый крайний стрелок по самому верху.
Русак часто держится по склонам бугров и плоскогорий, поэтому на методике проведения охоты в таких условиях необходимо остановиться. Заяц на склоне бугра при условии однородной растительности охотнее ложится в средней и верхней его части. Излюбленное место лежки зайцев - это «карманы» на склоне бугров, которые располагаются перпендикулярно их плоскости.
Русак не равнодушен к комфорту, поэтому предпочитает ложиться там, где, во-первых, теплее - склон южной экспозиции, лучше прогреваемый солнцем; во-вторых, тише «карманы» на склонах бугров или подветренная сторона холма в поле; в-третьих, суше - верхняя часть склона или холма. Что касается мер безопасности, принимаемых зайцем, основной его расчет - в случае подъема с лежки обеспечить себе выход на «оперативный простор», где он может свободно маневрировать, уповая на свои резвые ноги. Поэтому, если искать зайца в густом бурьяне, затрудняющем передвижение, одному охотнику следует прочесывать бурьян, а другому двигаться по его краю или тропе, куда русак обязательно выскочит, поднятый товарищем
В начале сезона из правого (нижнего) ствола поднятого вблизи зайца следует бить третьим номером дроби. Второй ствол следует заряжать двойкой или единицей на случай дальнего выстрела. Далее номера дроби следует соответственно увеличить на единицу.
С середины сезона, в декабре, когда установится постоянный снежный покров, русак перемещается на дневку в глубокую пахоту. Напрасно прочесывают бурьян неопытные охотники - зайца там не будет. Настеганный преследованиями, он обретает временный покой и чаще спасение в неровностях пашни, пересечь которую под силу только пылким и выносливым охотникам, а о том, чтобы основательно вычесать, - и намерений таких не возникает.
В этот период сезона охота «самотопом» перемещается в сады, особенно молодые, и виноградники. Автор не любит этой охоты из-за геометрии рядов, утомляющей взор и душу не меньше, чем прямизна улиц большого города. Зайца тем не менее здесь много, настолько, что виноградники, например, всю зиму подпитывают зверем расположенные вблизи острова леса, где его с завидным постоянством выбивают гончатники. В садах русак ложится по закрайкам бурьяна между деревьями, оставшегося после пропашки междурядий.
Охотясь в виноградниках, некоторые энтузиасты поступают следующим образом. На дороге, перпендикулярной рядам винограда, на расстоянии друг от друга, обеспечивающем надежный выстрел, располагаются стрелки. Загонщик на параллельно прилегающей дороге с другой стороны рядов начинает стучать по проволокам, к которым подвязывают виноград. Зловещий гул стремительно распространяется по проволоке вдоль ряда. Зайцы выскакивают и устремляются на стрелков. Способ весьма добычлив, однако это цирковое представление с трудом можно назвать охотой.
Заяц-русак довольно крепкий на бой. Битый в лапу (без перелома кости), он обычно уходит, не оставляя охотнику надежды. С перебитой задней лапой он идет метров 300, петляя, делает скидку и ложится. В этом случае по снегу его добрать не трудно. Много подранков пропадает по чернотрону. В этом убеждаешься, охотясь по белой тропе, когда, казалось бы, после чистого промаха на снегу появляются красные бусинки и через сотню, другую метров, оказывается, лежит битый заяц.
Однажды, спотыкаясь о мерзлые комья чернозема, мы с приятелем двигались по распаханному склону бугра, между станицами Суворовской и Боргустанскоп. Заяц вскочил метрах в тридцати от товарища и пошел вдоль пашен стрелковой линии. На скорый дуплет приятеля зверек никак не прореагировал. Я долго выцеливал и успел сделать выстрел нулевкой метров на пятьдесят. Заяц благополучно пересек лесополосу, выскочил на поле озимых, и мы долго провожали его взглядом, пока он не скрылся за бугром. Крови на снегу не было.
Размашистым почерком заячьих следов мы расписались в собственном бессилии. Между тем что-то заставило меня пройти по следу сотню метров. Крови по-прежнему не было, но теперь мне отчетливо стало казаться, что зайца в момент последнего выстрела слегка кинуло. Метров через пятьдесят я увидел на искрящемся снегу алую каплю. Мы честно высидели сорок минут и продолжили тропление. След тянулся около километра, все больше краснея. Последнюю сотню метров заяц уже полз в направлении пересекающей поле дороги. В этот момент по пей проезжала телега, из нее на наших глазах вылез мужик, что-то поднял с земли, кинул в бричку и был таков... Что вы, своего зайца мы сняли с крюка для разделки туш на соседней ферме.
К концу охотничьего сезона настеганный заяц редко подпускает на выстрел. Эволюция руками естественного отбора выбирает различные варианты возможного поведения особей с целью выживания вида. Меньшая часть популяции принимает «скрытную» меру поведения. Эти особи забиваются в густые заросли кустарника пли древесной растительности (терн, молодая поросль вырубленного сада) на границе с открытым местом. Такой заяц вскакивает из-под буквально занесенной над ним ноги едва продирающегося через кусты охотника. Вероятность удачного выстрела у этого стрелка невелика, поэтому здесь следует охотиться с напарником, передвигающимся параллельно по открытому месту.
Все же больше шансов уцелеть имеют особи, выбирающие «бодрствующую» манеру поведения. Эти экземпляры вскакивают и удирают прочь на расстояние нескольких дальних выстрелов.
В этом случае можно охотиться нагоном, когда вдоль лесополосы или по склону бугра загонщики идут навстречу стрелкам. Этот способ можно считать более прагматичным в отношении заячьей популяции. Считается, что самки более склонны к затаиванию. Поэтому особям, которые во время загона первыми выскочили на стрелков, являются самцы. Если не стрелять вторую волну поднявшихся зверьков - есть надежда увеличить поголовье зайца в следующем сезоне за счет оставшихся в живых самок. К сожалению, эти доводы не принимаются во внимание в практической охоте.
Вскочив, самки, прижав уши, «стелятся» по земле. Самцы встают в два раза дальше самок и, поднявшись, скачут, высоко подпрыгивая и подняв уши. Если это так, то к концу сезона в живых остаются преимущественно самцы.
Охота на русака с гончими - классический способ его добывания - переживает свой не самый лучший период в России. Причин тому несколько. Я перечисляю их по степени важности в убывающем порядке.
1.Ухудшение условий охоты - собаки гибнут под колесами транспорта, в петлях и капканах. Их воруют, снимая с гона, и при других обстоятельствах, что является нравственным аспектом проблемы, которые можно выделить в отдельную статью. Сюда же следует отнести и стрельбу зверя из-под чужих собак, что стало обычным.
2.Административный фактор - охотничьи угодья с целью выкачивания за продажу путевок дополнительных средств, идущих на содержание административного аппарата охотхозяйств, поделены чиновниками от охоты на участки, границы которых проведены без учета географии места и образа жизни животных, там обитающих. В результате чего гончая, помкнувшая зверя с одного края урочища, на другом его конце будет на законных основаниях убита охотинспектором, а ее владелец оштрафован.
3.Трудности содержания. Гончая - абсолютно неприхотлива. Для ее содержания требуются всего две вещи - деревянная будка во дворе и полведра еды в день. Но как раз это и является преградой для основной массы охотников, которые не имеют собственного двора, а таким количеством пищи можно выкормить поросенка, что становится приоритетным в России конца двадцатого столетия.
4.Дефицит хороших собак - это причина и одновременно следствие существующего положения.
Однако не перевелись еще гончатники в России - будут и гончие. Выкрутится, упросит соседей, посулит, продаст, выменяет, сдаст позиции перед женой, украдет, но выкормит комбикормом с добавлением ложки жира на ведро под чужим балконом смычок гончих охотник. Взревут они по утру на заснеженном косогоре, покрывая доносящийся со стороны автострады враждебный гул наступающей жизни. Оборвется что-то в груди охотника, начнет застилать глаза. Есть нечто истинное в звуках гона, пришедшее из того первородного леса, когда человек и собака были равноправными партнерами.
Суть охоты с гончими заключается в преследовании ими зверей по следу с одновременной подачей голоса, по которому охотник судит о его нахождении, занимая удобную позицию для стрельбы. Принцип работы гончих по зайцу или «красному» зверю (волку, лисице) - один. Гончие вовсе не «гоняют» зверя, как это может показаться на первый взгляд или хотелось бы думать. Инициатива этого действа принадлежит зверю, который ходит туда, куда считает нужным. Гончие же только отмечают направление его движения голосом. Исключение составляет охота на копытных, где гончие могут играть активную роль, останавливая животное.
Паратые (резвые) и вязкие (упорные) гончие могут сганивать обессилевшего после долгого гона зверя или ловить его на подъеме. Однако назначение гончих со времен псовых охот, когда инструментом добычи животных были борзые, а не ружье, заключалось в отыскании зверя, подъеме и обозначении его хода голосом. Действия же охотника зависят от вида гонного зверя, его повадок.
Начальная стадия охоты с гончими, связанная с подъемом зверя, имеет два варианта. В первом случае, прибыв к месту охоты (отдельное лесное урочище, склон плоскогорья, частично покрытый лесом или кустарником, и т. п.), охотники выстраиваются цепью, пускают собак и не спеша продвигаются по лесу. Для того, чтобы помочь собакам поднять зверя, и отмечая для них свое местонахождение, желательно время от времени подавать голос. Например! «Давай, Давай!». В момент подъема зверя, который встал из-под охотника, следует сразу подозвать собак на свежий след, азартно призывая «Вот, вот, вот!». Если собаки подняли зверя - надо прислушаться, установить направление гона и определить по его специфике, какой зверь поднят. Часто приходится охотиться в разных компаниях, с разными собаками, манера отдачи голоса которых различна. Поэтому порой трудно сразу определить - поднят заяц или лисица. В этом случае следует проследить направление гона. Например, гон из леса сразу перешел в поле - можно быть уве¬ренным, что поднят русак. Установив для себя вид зверя, охотник принимает соответствующее решение, о чем будет сказано ниже.
Второй вариант подъема зверя отличается тем, что прежде чем пустить собак, охотники становятся на номера, обкладывая участок предполагаемой охоты. Причем в этом случае больше шансов поднять именно того зверя, на которого собираются охотиться, поскольку инициатива по выбору места оклада принадлежит охотникам. Этот вариант с гончими результативнее еще и потому, что в момент пуска собак и в еще большей степени с началом гона велика вероятность выхода на охотника шумового зверя, который в первом случае уйдет незамеченным. Если выяснится, что в окладе зверя нет, собак берут на поводок и без лишнего шума обкладывают другой участок угодий.
Описав в общих чертах принцип гончей охоты вообще, остановимся наконец на зайце. Охотиться на него с гончими можно как в лесу, так и в иоле. Однако в последнем случае ход гонного русака будет значительно шире: от 1,5 км и более, а его предсказуемость и вероятность для охотника остаться на лазу незамеченным - ниже. Поэтому, собираясь охотиться на зайца с гончими, следует направиться в острова леса, сочетающиеся с зарастающими кустарником неудобьями, которые остались, как правило, по склонам выше упомянутых плоскогорий, или пойти в сады или виноградинки, где зайцев всегда много. Пробужденный под пологом леса русак стремится как можно скорее выйти на простор: выскочить на поляну, дорогу, тропу и, воспользовавшись ими, направиться в поле. Эту особенность его поведения и нужно учитывать, занимая номера перед пуском собак или передвигаясь по угодьям с целью подъема зверя. Зная географию местности и имея опыт прежних охот, не трудно установить лазы, которыми пользуется заяц, причем стереотип этого поведения присущ всему заячьему племени.