Skip to Content

С лайкой за куницей и соболем.Часть II

Если вы не первый год охотитесь в данной местности и неплохо знаете угодья, найти свежий след будет намного легче. Следует помнить, что любимые места кормежки куницы - захламленные края делянок и старых вырубок, верховья и пойма в среднем течении небольших лесных речек, поросшие смешанным или хвойным лесом. Широкие открытые пространства куница никогда не пересекает (это лесные поляны, сельскохозяйственные поля, замерзшие речки шириной более десяти метров). А лесные дороги, просеки, небольшие линии электропередач и т.п. из года в год переходит строго в определенном месте. Старые охотники-капканщики прекрасно знают такие места и пользуются этими переходами при постановке капканов даже по чернотропу. Для тех же, кто охотится по кунице с лайкой или натаскивает собаку, знание переходов сбережет время и поможет скорее найти свежий след, разыскать который в удобное для охоты время далеко не простая задача.

Кормовой след куницы может быть довольно длинный. Петляя по завалам и захламленным половодьем берегам лесных речек, куница может пройти до десяти километров. Абсолютно неизвестно, насколько далеко от места, куда куница ушла на дневку, вы встанете на след. У меня бывали случаи, когда до темноты не хватало времени распутать наброды, и день был потерян впустую. Но иногда рабочая собака начинала облаивать зверька через несколько минут после начала тропления. Правда, такие случаи при натаске молодой лайки бывают очень редко. Учитывая, что передвигаться по захламленным местам, одновременно двигаясь по следу, довольно тяжело, намного удобнее тропить зверька вдвоем. Пока один охотник распутывает след, второй пытается обрезать его по кругу. При обнаружении выходного следа тропление продолжается по нему.

Среди опытных охотников бытует мнение, что в сильные морозы куница располагается на дневку в наземных убежищах - выворотнях, корневых пустотах, завалах. В оттепели - в беличьем гайне или дупле. Скорее всего, в этом есть доля истины, но мне приходилось добывать куницу из наземного убежища, когда сразу после продолжительных морозов пошел снег с дождем.

Как только след найден, хозяин пытается обратить на него внимание собаки. Бывает, что благодаря своей природной сообразительности молодая лайка начинает преследование самостоятельно. Но из-за недостатка опыта собака часто сбивается и затаптывает следы. Охотник должен терпеливо продолжать преследование, помогая собаке разобраться в хитросплетении ночных набродов. Когда куница идет грядой, т.е. какое-то время перемещается кронами деревьев, приходится делать большой круг, обрезая следы, чтобы обнаружить место, где она снова спустилась на землю. В угодьях, где куница не подвергается интенсивному преследованию со стороны человека, она менее осторожна, грядой ходит редко, только в годы, урожайные на рябину, да непосредственно перед тем, как уйти на дневку. Если выходной след не обнаружен, значит, куница находится где-то внутри круга. Первым делом охотник должен внимательно осмотреть дерево, перед которым след оборвался. Если это лиственное дуплистое дерево - сомнений не может быть, зверек непременно устроился на дневку в дупле. Такие деревья - любимые убежища, самые удобные и теплые. Они используются куницами в течение многих лет, вплоть до падения дерева. Охотник, который промышляет куницу на одном участке долгое время, непременно запоминает такие деревья.

Если это хвойное дерево с богатой кроной, чаще всего ель или пихта, попытайтесь найти на нем беличье гайно. По форме и размерам оно напоминает гнездо крупной птицы, если рассматривать его с земли. Бывает, но очень редко, что куница устраивается на дневку просто в удобном месте кроны хвойного дерева, обнаружить ее визуально в этом случае очень трудно. А если перед этим она пройдет какое-то расстояние грядой, то поиски вряд ли увенчаются успехом, скорее всего, дождавшись удобного момента, она просто уйдет незамеченной.

По беличьему гайну охотник обычно стреляет дробью, готовый в любой момент произвести повторный выстрел по ходовому зверьку. Как правило, дробь пробивает гайно и достигает цели, а смертельно раненная куница успевает выскочить и упасть на землю. Целиться необходимо в нижнюю часть гайна. Только при потенциальном невезении, когда все в этот день идет кувырком, намертво битый зверек остается в гайне. Этот вариант окончания охоты я упоминаю только потому, что со мной был такой казус.

Чтобы добыть куницу, укрывшуюся в дупле, существует множество способов, вплоть до затыкания отверстия тряпкой, с помощью длинной жерди, рубки или спиливания дерева. Этот прием, не говоря о его трудоемкости, в сути своей просто варварский. Дуплистых деревьев, пригодных для обитания куницы, во всех регионах очень мало. Служить же оно может десятки лет как зверькам, так и охотникам, облегчая разумный промысел этого ценного пушного вида.

Если куница упорно не хочет покидать своего убежища после того, как вы простучите дерево топором и колотом, попробуйте выкурить ее оттуда. Для этого вырубается тонкая жердь, соответствующая по длине высоте входа в дупло. Обычно оно располагается в двух-трех метрах от земли. Поджигается небольшой кусочек скрученной ветоши, и с помощью жерди тлеющая тряпка опускается в дупло. Если куница находится там, она непременно выскочит. Необходимо учитывать, что из убежища куница вылетает молнией и охотник должен быть готов в любой момент произвести выстрел по ходовому зверьку.

Чтобы добыть куницу из наземного убежища, лучше иметь с собой обмет 10-15 м длиной. Укрыться зверек может в корневых пустотах, под стволом упавшего дерева, внутри кочки на высохшем болоте, в старом штабеле бревен и даже в огромном лесном завале. Из последнего, если вы и выгоните зверька, он скорее всего уйдет незамеченным. Обметом закрыть огромный завал просто невозможно. Прежде чем начать выгонять зверька, возьмите собаку на поводок и привяжите в некотором отдалении, чтобы она не мешала вам и не путалась в обмете. Ставится обмет неподалеку от убежища зверька. Нижний край его присыпают снегом, если таковой имеется, и обтаптывают, по чернотропу низ обмета придавливается древесными обломками. Верхний край равномерно натягивается и крепится с помощью веток. Из-под бревен куницу пытаются выгнать с помощью длинной тонкой палки, просовывая ее в пустоты между бревнами, из остальных убежищ с помощью топора и щупа.

Если вы охотитесь по кунице с опытной лайкой, вполне можно обойтись и без обмета. Собака прекрасно слышит зверька и никогда не даст ему уйти. Скорость лайки, особенно на короткой дистанции, намного превышает возможности даже самого быстрого передвижения любого представителя семейства куньих по земле. Но молодую собаку зверек довольно легко обманет, выскочив из убежища вне видимости, и нет никакой гарантии, что собака его догонит, пойдя по следу, и заставит спасаться от преследования на дереве.

Случай этот произошел, когда я имел достаточный опыт охоты по кунице с лайками и держал двух собак, восьмилетнюю русско-европейскую лайку и полуторагодовалую западносибирскую. Первая специализировалась по всем видам охотничьих птиц, от бекаса до глухаря, и по пушнине. Особенно хорошо работала белку и куницу. Вторая быстро начала работать белку, и с ее помощью была добыта одна куница. Охотились мы втроем, со мной были два егеря. Кроме пушнины отстреливали копытных, на сдачу мяса государству, так называемый "товарный отстрел". В то утро я отдал одному из егерей взрослую лайку, и он ушел из избы немного раньше - у лаек кто с ружьем, тот на сегодня и хозяин. Со вторым егерем и западницей мы вышли чуть позже и по договоренности отправились в другую сторону.

Не успели мы пройти и двух километров, как наткнулись на свежий след куницы, пересекавший лесную дорогу. Снег едва покрывал землю, и следы были заметны только на открытых местах. Я свистнул собаку и поставил ее на след. Буквально через несколько минут раздался лай, на который мы с радостью поспешили. Куница укрылась в толстом осиновом бревне, отпиленном с двух сторон много лет назад. С одной стороны осина была пустотелая, с дырой посередине, в которую лезла собачья голова. Около нее и буйствовала новоиспеченная кунчатница, издавая звуки, которые с трудом можно назвать истерическим лаем. Если бы позволяло отверстие в осине, она бы непременно залезла туда, так как постоянно пыталась это осуществить. Сомнений, что куница находится там, даже не возникало. С трудом оттащив огрызающуюся, недовольную собаку, я заткнул дыру пустым рюкзаком, проверив рукой, не осталось ли щелей, в которые зверек мог ускользнуть. Обмета у нас с собой не было, я вообще в то время им не пользовался, считал, что вполне можно обойтись без него. Да и куда, казалось бы, могла деться куница, запертая, как в клетке, в обрубке бревна? При желании мы могли втроем погрузить это полено на трактор и выпустить живую куницу только в избе. Но, видно, кем-то свыше этому зверьку была уготована другая судьба. По всем правилам, взяв в руки топор, я стал пазить бревно, прорубая его, чтобы определить, докуда идет пустота в середине. Дупло доходило до половины осины, длина которой была около шести метров. В одном из прорубленных отверстий постоянно мелькал зверек, издавая недовольное фырканье. Собака снова будто сошла с ума, увидев и учуяв куницу в нескольких сантиметрах, теперь она не лаяла, а прямо-таки разговаривала. Прильнув носом к отверстию, лайка начинала чихать, наверное, от резкого куничьего запаха.

Вырезав небольшую, но крепкую рогатинку, я снова по всем правилам пытался прижать ею куницу через прорубленное отверстие. Егерь стукал по осине обухом топора, заставляя зверька носиться внутри. Около получаса я потратил на это занятие, но придавить зверька так и не удалось, он мелькал со сверхзвуковой скоростью. И егерь, и собака стояли с другой стороны бревна и переживали за исход схватки. Егерь громкими восклицаниями "Ух ты! Ух ты черт!", собака взвизгиваниями, переходящими в бранный лай. Внезапно егеря осенило: "Я где-то читал, что если выстрельнуть в дупло, то соболя намертво глушит". В патронташе были полузаряды с дымным порохом, с их помощью мы выгоняли затаившихся в хвое белок. Недолго думая, я высыпал из патрона дробь и, вставив ствол в отверстие, нажал на курок, в книге зря не напишут, теперь уж наверняка... Когда дым рассеялся, мы снова заглянули в прорубленное отверстие. Оттуда послышалось недовольное стрекотание зверька, и он снова заметался по дуплу. Еще какое-то время я пытался прижать его рогатиной, по-прежнему ничего не получалось. Егерю пришла в голову новая идея: подвинуть куницу к дыре рюкзаком. Палкой он уперся в рюкзак-затычку и подвинул его ближе к дыре. Мы снова все собрались около отверстия и ждали, пока зверек вновь замелькает. Когда я повернул голову к краю бревна, куница быстро улепетывала в лес. Егерь тоже увидел зверька, только собака с интересом продолжала заглядывать в дыру. Ружья, конечно, стояли в стороне, ошарашенные увиденным, мы даже не взяли их в руки. Все попытки поставить собаку на след ни к чему не привели. Наверное, от зверька пахло продуктами сгорания дымного пороха, которые имеют своеобразный запах. Когда егерь двигал рюкзак палкой, образовалось отверстие, которым и воспользовалась куница. Лайка еще долго прислушивалась и принюхивалась ко всем отверстиям в бревне, а егеря я попросил дать почитать книгу, где соболей глушат выстрелами. Может, в ней осталось еще масса "полезных советов" для охотников.

Запутавшуюся в обмете куницу нужно брать, накрыв телогрейкой или другой верхней одеждой, так как она свободно прокусывает даже меховые рукавицы. По еще теплому зверьку пытаются притравить молодую собаку. Дают ей помять куницу, следя за тем, чтобы в азарте она не попортила шкуру, останавливая излишнюю ретивость запрещающими командами.

В принципе любая натаска лайки с отстрелом зверька, что та же охота. Просто сначала вы помогаете собаке набраться опыта и понять, за чем именно идет погоня. Благодаря природным данным собаки (слух, чутье, зрение и быстрые ноги) охота на куницу в дальнейшем будет занимать намного меньше времени. От опытной лайки куница может только спрятаться в убежище на земле или поскорее уйти на первое попавшееся дерево.

Как-то поздней осенью мы возвращались вдвоем с товарищем из избушки в поселок. Несколько дней активной охоты нас крепко вымотали - это были первые дни открытия охоты по пушнине. Неторопливо шагая по лесной дороге, мы уже отключились от охоты. Мысли наши были далеко, в поселке, за ужином в кругу семьи. Моя лайка, которая много повидала, изучила и охоту, и охотников, неторопливо трусила впереди.

Она, конечно, прекрасно знала, куда мы идем, и не уходила с дороги, да мы и не отправляли ее в поиск. День близился к вечеру, слегка морозило, но снега еще не выпадало. Неожиданно собака остановилась, будто уткнулась в невидимую стену, опустила морду к земле, заметалась по дороге, будто что-то уточняя, и уверенно ушла вправо, быстро скрывшись за деревьями.

Привлекательные цены на пентхаусы в новостройках Таганки.