Skip to Content

Криптозоология - это не только снежный человек.Часть I

Криптозоология - это не только снежный человек


Криптозоология создавалась именно для того, чтобы привлечь специалистов к активному поиску животных, существование которых формально не зарегистрировано, но предполагается на основании совокупности разнообразных данных и которые могут исчезнуть до того, как будут официально признаны. Это наука о скрытых, «спрятанных» животных («криптос» - скрытый, тайный).
Статья с таким заголовком уже печаталась в газете «Камчатское время» в 2004 году. Тогда ее появление было обусловлено желанием разъяснить одному местному биологу, что такое криптозоология. К тому же все изложенное в ней могло быть интересным не только ему и его коллегам. Сегодняшняя публикация объемнее, так как задумана для решения более сложного вопроса, чем расширение кругозора биолога областного уровня. Но об этом, о главном, потом.
В 1982 году сторонниками более конструктивного ведения зоологических исследований было создано международное общество криптозоологии. Основное положение криптозоологии: неизвестное животное - это животное, хорошо известное десяткам, сотням людей, иногда целым народам, а неизвестно оно только... ученым. Второе положение: начинать с «презумпции правды». Почему, если кто-то рассказывает о чем-то тебе не известном, надо, прежде всего, объявить его чудаком, лгуном, а то и вовсе ненормальным?
Криптозоология создалась именно для того, чтобы привлечь специалистов к активному поиску животных, существование которых формально не зарегистрировано, но предполагается на основании совокупности разнообразных данных и которые могут исчезнуть до того, как будут официально признаны. Это наука о скрытых, «спрятанных» животных («криптос» - скрытый, тайный). Она начала складываться несколько десятилетий назад, после появления двухтомного труда доктора зоологии Б. Эйвельманса. На основании огромной документации автор доказывает - фаунистические знания далеко не исчерпаны. Ученым стали известны только виды, которые, так сказать, лежат на поверхности. Основное препятствие к новым, более сложным, а потому и более интересным открытиям - косность ученого мира. Эйвельманс утверждал: «Секрет неизвестных животных - за тройной оградой недоверия, умственной лени и научного высокомерия». Трудно с этим не согласиться. За немногие годы существования криптозоологии ее методами открыты десятки новых видов животных. И какого-то особого секрета в этом нет. Все и всегда держалось только на энтузиастах. У них больше трудностей, но больше удовлетворения от работы, а это значит - больше шансов на успех. Ярким подтверждением тому может служить доказанное таким способом в 1987 году существование в Мексике «онзы», считавшейся давно вымершей кошки, внешне похожей на пуму. (В конце прошлого века криптозоологи нашей страны занимались исключительно «йети» - снежным человеком, по этой причине долгой переписки у меня с ними не получилось - криптозоология не должна иметь ничего общего с мистикой.)
Поиском неизвестных животных, точнее, неизвестного науке медведя, я увлекся в 1979 году. Но зарождением всей этой эпопеи можно считать 1977 год, когда впервые довелось узнать о существовании в Корякском нагорье и на сопредельных территориях необычного медведя - иркуйема (ударение на «у»). В том году в газете «Камчатская правда» был опубликован рассказ гидрогеолога Игоря Куренкова. Во время одной из экспедиций по северу Камчатки поведал ему об этом медведе при встрече на реке Вывенке местный охотник, абориген К.В. Килпалин (Килпалин большую часть жизни провел в пойменном лесу реки Вывенки, видел сотни медведей, иркуйема - дважды). Серьезным толчком целенаправленному сбору мной информации о странном медведе послужил случайный разговор со старым коряком из села Хаилино И. Елелькивом.
Он был уже преклонного возраста, но память у него была прекрасной. Елелькив хорошо помнил моего отца, когда тот в сороковых годах заведовал в Хаилино факторией (я тогда еще не родился). С воспоминаний о прошлом разговор перешел на охотничью тему. Счет добытым мной медведям тогда только начинался. Услышав о желании молодого амбициозного охотника «взять» самого большого косолапого, старик благоразумно предостерег: «Только медведя с короткими задними ногами не стреляй - это иркуйем. Если убьешь его, можешь забыть о покое - духи начнут преследовать тебя и будут преследовать, пока не погубят». Я засомневался, стал предполагать, что это, мол, обычный бурый медведь-кайнын максимальных размеров и предельного возраста и не более того (кайнын - по-корякски медведь). На что он ответил, слегка обидевшись на мою непонятливость: «Старого кайнына можешь стрелять. А на иркуйема при встрече и смотреть-то долго нельзя. Надо сразу же уходить обратным следом». Присутствовавший при разговоре другой пожилой абориген, Н. Яплепин, добавил, что даже встреча с этим медведем не сулит ничего хорошего. Если повторно прийти на то место и опять повстречаться с ним - жди беды...
И понесли меня ноги в самые отдаленные места и на более длительные сроки. Десять лет кряду ежегодные отпуска проводил в самых дальних медвежьих углах. В те годы ни один абориген, прибывший в Тиличики, не оставался не опрошенным мной о загадочном медведе. Со временем почти во всех населенных пунктах Олюторского района и в некоторых селах других районов КАО у меня появились помощники. Они ненавязчиво интересовались случаями добычи медведей местными жителями и особенно оленеводами - среди трофеев мог оказаться «он». К 1986 году я уже знал полтора десятка очевидцев, двоим из которых довелось добыть иркуйема. Одно сообщение было получено от геологов: какого-то «медведя-урода» с короткими задними ногами они добыли в 1968 году на реке Лататыргинваям. Но пока не было серьезного вещественного доказательства существования этого медведя, у меня не было желания широко об этом распространяться. Только после приобретения первой шкуры иркуйема с моей подачи появились сообщения о нем (в газетах «Корякский коммунист», «Камчатский комсомолец», «Правда»; в журналах «Вокруг света» и «Охота» - 1986-1987 годы).
В 1988 году студия документальных фильмов «Киевнаучфильм» сняла фильм о животном мире Камчатки - «Куда ушел иркуйем?», стержнем которого была избрана тема неизвестного науке медведя.
Первая приобретенная мной шкура принадлежала иркуйему, добытому оленеводом совхоза «Корфский» И. Игильгиным в верховье реки Вывенки ранней осенью 1985 года. Другого необычного медведя, шкура которого также впоследствии оказалась у меня, добыли пастухи того же оленеводческого совхоза С. Вотгигин и А. Лелькив в ноябре 1987 года на реке Илирваям (стреляли по лежащему в снегу зверю, не разобравшись). В конце лета 1989 года один из моих помощников А. Талавла доставил мне череп медведя (предположительно иркуйема), добытого жителем села Хаилино Н. Кечгичавиным на реке Ветроваям.
Сегодняшняя публикация - это еще одна попытка приоткрыть завесу тайны над загадочным медведем. То, что он существует, я почти не сомневаюсь. Говорю «почти» потому, что сомнение всегда должно присутствовать, иначе любое дело можно довести до абсурда. Один из аргументов моей убежденности (далеко не основной): не может один из северных народов, считающий, что он произошел от медведя, раздвоить своего прародителя. Потому и называют местные аборигены обычного медведя - кайнын, а необычного - иркуйем (в переводе - волочащий по земле зад). В Тигильском районе он известен как кайнын-кутх - «медведь-бог».
Основные отличительные признаки иркуйема: укороченные задние ноги, отвислый живот, отчетливо выделяющиеся жировые ягодицы, массивный в задней части туловища, бегает плохо, в максимальном возрасте может достигать одной тонны.
Если животное не систематизировано (не препарировано!), то его как бы и нет. И все же позволю себе немного поразмышлять, изложить нестандартный взгляд на факты и дать предположительный ответ на непростой вопрос: кем является иркуйем?
Если в Корякском нагорье и на прилегающих территориях иногда встречаются необычные медведи - кто это? А не происходит ли сейчас в самом дальнем северо-восточном углу Сибири формирование нового вида медведя-вегетарианца? Дело в том, что у медведей «это» уже было и уже есть: в семействе существовали формы, почти полностью растительноядные. В этой связи надо вспомнить статью профессора Н.К. Верещагина в «Зоологическом журнале» (№6 за 1973 год). В ней Николай Кузьмич аргументированно утверждает, что пещерный медведь не был активным хищником и опасным врагом первобытного человека, что доказывается конструкцией черепа и зубов. Он пишет: «Большой пещерный медведь был очень крупный зверь, весом до 800-1000 кг, ...коренные были огромными, тупобугорчатыми, явно растениеядной функции, с большой трущей поверхностью». Далее, отметив, что хоаны - дыхательные отверстия медведя были достаточно узкими, ученый пишет: «...это означало медлительность движений, неуклюжесть, потерю хищничества, приобретение «пасторальности» (пастбищного типа питания - Р.С.). Большая берцовая кость этого медведя была на 10% относительно короче, чем у бурого, при индексе прыжка - отношение голени к длине бедра - 64% против 74% у бурого. А это значит, что бегал он тише первобытного человека и последний мог бить его дубиной по черепу, как домашнюю корову». (Насчет коровы, может, и слишком, но все остальное вам никого не напоминает?)
Мысль о новом видообразующем медведе была подсказана уже упоминавшимся выше поверием, услышанным мною от старца Елелькива. Легенды, поверия, обычаи и предания у северных народов на пустом месте и без конкретного предназначения никогда не появлялись - это основные параграфы традиционного образа жизни народов севера, только их строгое соблюдение позволяет здесь выживать. Потому и возник вопрос, на который пока нет точного ответа. С какой целью аборигены выдали этому медведю «охранную грамоту» и упорно подтверждают ее в поколениях? Вполне возможно, что жившие в гармонии с природой северяне изначально все поняли и терпеливо выжидали, когда новая форма малоподвижного медведя-вегетарианца достигнет устойчивости, и если не они, то будущие поколения смогут «бить его дубиной по черепу».
Можно предположить, что иркуйем - уклонившаяся в процессе эволюции ветвь пещерного медведя. В самом отдаленном, малонаселенном регионе остатки популяции реликтового медведя визуально растворились среди тысяч современных бурых медведей, но еще не растворились генетически. Но слишком уж малы отличия черепа от бурого медведя (исходя из имеющегося у меня материала). К тому же восточнее Урала останков пещерного медведя найдено пока еще не было. Но уже много раз было замечено, как в одной системной группе эволюция близких видов идет так, что они как бы повторяют друг друга. Возьмем для примера калана и выдру. Оба вида принадлежат к семейству куньих. Калан - высокоспециализированный вид, обитатель моря. Выдра с водой связана менее тесно, но она тоже осваивает море. В разных странах исследователи отмечали, как этот пресноводный хищник погружается в соленые морские воды (как-то наблюдал это и я). И если эта гипотеза верна, то здесь, в Корякском нагорье, повторяется то, что произошло сотни тысяч лет назад в Европе и на Урале - возникает крупная растительноядная форма (отвислое брюхо иркуйема может свидетельствовать о длинном кишечнике, необходимом для лучшего усваивания растительной пищи). Можно возразить, что вегетационный период в данной местности не достаточный. Возможно. Но при этом здесь вполне достаточно калорийной растительной пищи: орехи кедрового стланика, ягоды, разнотравье.
На этом медвежью тему можно пока отложить. Но... тема неизвестных науке животных продолжается. Далее хочу рассказать еще об одной зоологической загадке Корякии. Не говорил о ней прежде только потому, что информации было слишком мало, в сравнении с иркуйемом - мизер, шум поднимать было не с чего. И на сегодняшний день почти ничего не прибавилось. Но время неумолимо... Уже нет среди живых человека, с которого все началось. Постепенно разъезжаются с Камчатки участники второго, самого достоверного случая. Да и мне уже 56.

Комментарии

комментарий к топику

Недорогая аренда автомобилей - vipavto.com.ua

хорошая статья)

хорошая статья) мечтал бы увидеть это животное.