Skip to Content

Ирина Палтусова Придворная охота в России.Часть I

"...Охоту по справедливости должно почесть одним из главнейших занятий человека, - писал И.С.Тургенев. - Русские люди с незапамятных времен любили охоту. Это подтверждают наши песни, наши сказания, все предания наши. Да где же и охотиться, как не у нас: кажется, есть где и есть по чем. Витязи времен Владимира стреляли белых лебедей и серых уток на заповедных лугах. Мономах в завещании своем оставил нам описание своих битв с турами и медведями; достойный отец великого сына, один из мудрейших русских царей, Алексей Михайлович, страстно любил охоту". Азарт охоты, поединок с сильным и хитрым лесным хищником, соревнование с другими охотниками в ловкости и количестве трофеев превращали охоту из промысла в развлечение и искусство. Именно в третьей четверти XVII столетия придворная охота превратилась в постоянное занятие русских царей. Это был особый мир со своим церемониалом, призванный демонстрировать подданным и иноземным гостям блеск и величие, авторитет и могущество правительства и государства. Иностранные послы, купцы и путешественники приходили в изумление при виде парадных выездов русских царей на охоту. Сохранилось описание одного из таких выездов в село Покровское в 1651 году, когда в Москве находились польско-литовские послы. Впереди всей процессии, вспоминает очевидец, двигался "постельный возок" в сопровождении постельничего и трехсот "младших" дворян. Они ехали по трое в ряд на аргамаках, жеребцах и конях "во всякой ратной сбруе". За ними следовали триста конных стрельцов по пять в ряд в парадном одеянии и с карабинами. За стрельцами двигались пятьсот рейтар с палашами и пистолями. Далее вели сорок заводных лошадей в богатой сбруе с позолоченными и серебряными цепями и седлами, покрытыми золочеными покровцами и ковриками. За ними шли запасные каретные лошади, а уже потом ехал сам царь в английской карете. Сопровождавшие его бояре, окольничьи, думские люди, стольники, стряпчие и дворяне следовали по три человека в ряд на "добрых" жеребцах, обряженных в красивую упряжь - узды "оправные" и цепи "поводные". Для царской охоты парадное конское убранство изготавливали мастера Конюшенного приказа. В его создании участвовало несколько мастеров: седельники - делали седла, шорники - сбрую; кузнецы - ковали подковы и стремена, серебряных дел мастера - серебряные украшения. Русские мастера были известны как искусные седельники. Они изготавливали седла - арчаки с невысокими луками и пристегнутой к остову подушкой, наполненной лебяжьим пухом. Удобные и легкие, они как нельзя лучше подходили для охоты. Седло не прилегало полностью к крупу коня, а опиралось на него лишь "известями" - выступающими досками, снизу оклеенными тисненой берестой. Арчак обтягивали бархатом вишневого цвета, крыльца и тебеньки расшивали серебряным шнуром. Луки седла оклеевали "ящером" - кожей осетровых рыб или морского ската. Для снаряжения коня использовалась "узда самая легкая". Понятие "узда" включало несколько предметов, необходимых для того, чтобы запрячь коня и управлять им. На голову коня надевали собственно узду - оголовь с железными удилами и поводьями, к седлу спереди пристегивали паперсть - нагрудные ремни сбруи. Морду лошади украшала решма - изогнутая металлическая пластина с цепочками, декорированная чеканным растительным узором. В центре помещали изображение российского герба - двуглавого орла под короной. Мастера Конюшенного приказа превращали каждую деталь узды в неповторимое произведение искусства. Важнейшую часть парадного конского убранства составляли попоны. Одни из них закрывали грудь и круп коня, другие - подкладывались под седло, третьи - набрасывались на него сверху. На одной лошади могло быть несколько видов попон одновременно. Их шили из разнообразных тканей, украшали камнями и жемчугом, декоративным шитьем. Убор "выводного" коня дополняли подшейной кистью из серебряных или шелковых нитей, чеканными, золочеными наколенниками и серебряными "гремячими" цепями, которые при малейшем движении лошади издавали мелодичный серебряный звон. Коней вели под уздцы именитые дворяне в парадном платье. Традиции парадных охот существовали и в последующие столетия, но именно XVII век привнес сугубо русский колорит в это красочное действие. Сама царская охота - соколиная, псовая и медвежья - отличалась разнообразием церемониала и подчинялась своим правилам и традициям. Соколиная охота существовала на Руси еще в глубокой древности. Но периодом ее расцвета стало правление царя Алексея Михайловича Романова, отца Петра I, который был страстным поклонником соколиной охоты. То была истинная страсть, отмеченная печатью постоянства и даже вдохновения. В охоте царь находил радость и сердечную отраду. По приказу царя ежегодно в столицу привозили более двухсот ловчих птиц: соколов, кречетов, балобанов, сапсанов, копчиков, ястребов. В большой цене были белые кречеты. Они ценились за свою необычную окраску. Места отлова кречетов находились под охраной, и добывать их могли только профессиональные ловцы - "помытчики", имевшие разрешение от государя. Соколиную охоту царя Алексея Михайловича обслуживали сто сокольников, которые круглый год, днем и ночью, находились при ловчих птицах в дворцовых селах - Коломенском, Сокольниках и Покровском. Современники оставили восторженные описания деревянных дворцов царя Алексея Михайловича в Коломенском и Измайлове и его кречатен, по словам члена датского посольства Я. Стрейса, "весьма изящно построенных из дерева", с "весьма красивыми помещениями, украшенными чудными обоями и бархатом". Впрочем, для постороннего все, что происходило на кречатне, было покрыто глубокой тайной. Так, в 1673 году один из членов австрийского посольства тщетно добивался разрешения увидеть хоть одного царского кречета и срисовать его. Лишь через полгода такое разрешение было получено в виде особой царской милости. Известен единственный случай, когда на царскую кречатню был принят иноземец, живший в Москве. Это было наградой за то, что ему удалось вылечить двух царских соколов. В XVII веке соколиной охотой русских государей занимался Тайный приказ. Руководитель соколиной охоты - сокольничий - был доверенным лицом московского государя. Зачисление на государеву службу было большой привилегией, оно производилось по присяге, чины царской охоты получали корм с царского стола, ежегодное денежное жалованье и платье. Церемониал посвящения в чин сокольничего был разработан самим царем и подробно изложен в трактате "Книга глаголемая Урядник: новое уложение и устроение чина сокольничья пути". Вся церемония предполагала особое "уготовление", которое символизировало этапы "красной охоты". В передней избе к приходу государя стелился "ковер диковатой" (серо-голубого цвета), на который клалась подушка, набитая пухом диких уток. Напротив подушки ставились четыре нарядных стула для четырех лучших, первостатейных птиц - соколов и кречетов. Между стульями клалось крытое попоной сено, где наряжали новопоставленного в чин. Сено и попона - символы коня: нет сокольничего без птицы, но нет настоящей птичьей охоты и без коня. Все это вместе названо "местом". И люди, и птицы, расставленные по месту, все должны быть в лучших платьях и в "большом наряде". Сам нововыборный должен стоять одетым "в государево жалованье" - это новый суконный кафтан с золотыми и серебряными нашивками, в "ферезее" и шапке, обязательно надетой "искривя". Далее следует процедура пришествия царя и приветствия начальных сокольников и рядовых. Затем наступало время "объявлять образец и чин". Процедура открывалась "наряжанием" птиц. То было не повседневное надевание на птиц обнасцов, колокольцев, клобучков, а настоящее священнодействие, исполненное глубокого символического смысла. Неслучайно это действо открывается фразой подсокольничего: "Начальные, время наряду и час красоте". Посвящаемому в чин вручают руковицу, которую он должен "вздевать тихо и стройно". Надевши же, "пооправяся" и перекрестясь, он берет сокола. "Урядник" требует сделать это не просто так, а "премудровато", то есть умело, и "образсцовато". Далее подсокольничий должен был подступать к государю. Здесь "урядник" требовал идти "благочинно, смирно, урядно"; остановиться "поодоле" от царя надо было "человечно, тихо, бережно, весело", птицу при этом надо держать "честно (достойно), явно, опасно (осторожно), стройно, подправительно (исправно, по образцу), подъявительно (напоказ)". Сам обряд демонстрировал всем красоту, честь и меру. Самой красивой из соколиных охот считалась охота с кречетом. Атакующий кречет на высокой скорости сильно бьет жертву когтями, быстро набирает высоту и при необходимости повторяет атаку - "ставку". Хорошо обученные кречеты упорно преследовали добычу на расстояние до 6 верст и делали до 70 ставок. Добычей кречета были гуси, лебеди, утки, тетерева, коршуны, цапли, журавли, вороны и даже орлы. Сокол-балобан и сокол-сапсан также были излюбленными ловчими птицами царских охот. Они способны были успешно ловить не только пернатую дичь, но и зайцев. Чеглок и дербник использовались для ловли мелких птиц, а также в качестве "дамских" соколов при парадных выездах. Универсальными охотниками считались ястребы, способные ловить самую разную добычу. При царском дворе особенно ценились ястребы белой окраски. Царь охотился с кречетами почти ежедневно, а то и два раза в день: "после раннего кушанья" или "до и после столового кушанья", т.е. после полудня. Излюбленными местами охоты с соколами были села Покровское, Измайловское, Семеновское, Коломенское, Кунцево, Сокольники, Преображенское, Ростокино. В соколиных охотах участвовали члены царской семьи и приглашенные иностранные послы. Церемониал выезда на охоту отличался особой торжественностью. Впереди шли выводные лошади, снаряженные роскошными седлами и попонами, в драгоценной сбруе. Их вели на поводу служители Конюшенного приказа. Воины, кареты, всадники, охотники, конюхи, сотни служителей разных специальностей и, наконец, большой обоз со всем необходимым для охоты и праздничного пира - медленно двигались к месту охоты, где все было заранее подготовлено для царской забавы.