Skip to Content

Северный Налим или Тест драйв снегоходов отечественного производства

Северный налим, налим – Никудим или африканские джунгли в арктике при отсутствии льда. Хроника снегоходного сафари на грани предела человеческих возможностей.
Трофей на рыбалке это стремление к звезде, звезде – пленительного счастья…
Все началось 4-го января, благостная погода температура -10, снегокаты две Тайги и один Буран загружены топливом под завязку, продуктами, водкой, снастями и участниками похода. Цель – программа минимум - добраться до Сонострова , лесовозными дорогами насколько возможно близко к Поповым озерам и по ним выйти к морю, помыться в бане, посмотреть хозяйство, отпраздновать рождество, программа максимум – по максимуму поймать рыпов.
     Начало предвещало успех путешествия, 32 км лесовозной дороги уже было пробито в предыдущую поездку, подрублено, подпилено. Начальные 8 км старого зимника вдоль реки Луокса были просто семечками. Техника достаточно успешно преодолевала преграды в виде ручьев, болотных кочек, колеи редких кустиков и горок. Впереди был пущен Серегин буран с металлическим кустоотбойником вместо стекла, сзади шли две Тайги с санями. Температура воздуха постепенно повышалась. Пару раз скалы на подъеме шестерых взрослых мужиком и одного отрока остановить не смогли, хотя Буран частенько садился в снег, а так как он еще так же тащил немалого веса коробок, то иногда меняли подожженный ремень. Раз в час делали привалы. Состояние путика было удовлетворительное за исключением веток которые с поразительной способностью распрямляться хлестали по лицу и если у Сергея на Буране было «железное стекло» с маленьким вырезом гляделкой, то на обоих Тайгах стекла пришлось просто снять , что бы их не лишиться. Вообще у всех водителей наблюдались повреждения лицевых покровов выраженные глубокими ссадинами и синяками. Достаточно весело и споро снегоходная группировка добралась до Полозера, где кончается лесовозный ус – дальше была вода. Вода была не в том смысле что это озера, Вода была с большой буквы «Вода» - она была подо льдом, надо льдом под снегом, на снегу лужами и дырками от родников расположенные в шахматном порядке – эдакие воронкообразные дырочки во льду, аккуратные но крайне опасные. Лед пробивался с одного удара топором, толщина его в 3-5 см была сдобрена сверху не смерзшееся кашей из снега и воды. Впереди пошла в целину на Тайге моя скромная персона, сзади еще одна Тайга с Василием и Буран с Сергеем, Буран шел последний так как на каше его гуски забивались моментом и он терял способность передвигаться. Тайга тем не менее на 1-ой передачи с фонтаном воды из под гусеницы методично шла вперед. Двигались у самого берега, на середине узкого озера была здоровенная полынья. Когда и Тайга уже не могла тащить сани , из нее выгрузили людей и они брели как отступающие немцы по колено в воде, периодически проваливаясь по пояс прямо на снегоходном путике, Буран вообще потерял способность передвигаться и тащился за другой Тайгой на буксире как лодка гребная за моторкой. Полозеро было пройдено, ручей наградил всех купанием и снегоходная группировка выскочила на среднюю ламбину. Вжик погрузившись в очередную майну сказала моя Тайга, полностью утопленная ручка газа, рев насилуемого двигателя, и снегоход вылетает как ракета из полыньи, прокатывается еще 30 метров и …. Умирает, то-есть двигатель работает , а техника не едет. Писец – навернулся вариатор , какое-то сраное 3-х рублевое стопорное колечко оказалось некаленным и – сгноилось. Минус 1 снегоход. Вторая Тайга чуть ли не повисая у уреза берега рвет гусеницу по камням объезжая прорубь и таща на прицепе Буран и санки с грузом и людьми не выдержавших купального сезона в начале января.
     Разбили лагерь, я и Павел остались делать бивак. Дальше шли Тайга, прицеп и Буран. Вот их уже двое этих покорителей северных просторов. Пережим на следующее ламбино. Скалы висят отвесно, матерый не пиленный лес, Тайга идет впереди и срывается боком в 5-ти метровую пропасть каньена Полозерского ручья, в даун бампер, но техника не теряет способности двигаться и выскакивает из западни ловко вытянутая визжащим Бураном.
     До Сонострова 14 км.
     Дорога по лесу стемнело, водители начинают ловить глюки. Вот оно Среднее Попово выехали на лед, удар топора - дырка, лед ходит под группой ходуном. Рассредоточились дистанция между снегоходами 120 метров, впереди Тайга на скорости 80 км в час перелетает все промоины и выскакивает к Пережиму на Нижнее Попово.
     До Сонострова 7 км.
     Сзади мчится Буран, Сергей выключают фару, что бы не шугаться промоин, вот уже до пережима осталось 300, 200, 100, 50… метров. Треск. Снегоход еще визжит ремнем, ломая провалившийся лед, Серега выкатывается с седла и бухается по грудь в воду , снегоход начинает медленно погружаться, Василий с заранее приготовленной Вагой и веревкой мчится разделяющие их метры проваливаясь чуть ли не по пояс к Серегиному снегоходу, и в момент когда тот уже готов уйти от нас навсегда , успевает сунуть вагу под переднюю лыжу. Буран весит на льду лыжой вверх полностью погруженный в воду. Все покрыты слоями снежной каши, и насквозь мокрой одежды. Но ничего еще 4 ваги, еще веревки, еще Е…п, т… мать, и вот уже Тайга или люди вырывают Буран из ледового плена, еще несколько усилий и он на берегу пережима. Вывернуты свечи, прочихан движок, проверен коммутатор. Тырк…. Буран заводится и готов мчаться дальше. Пешком перешли на Нижнее Попово, топором бить даже не пришлось, достаточно его просто уронить – льда нет… Дальнейшее движение не возможно. Кто то из участников утирает слезы расстройства, кто то радуется что так чудесно все завершилось. Экспедиция поворачивает обратно. Тайга так же на скорости перескачила обратное расстояние, даже не кашлянув на том месте где хотел погибнуть Буран. Буран на легке пробился по коле Тайги, после него осталась канава с разошедшемся льдом. … А температура воздуха продолжает повышаться.
     Экспедиция вернулась к разбитому лагерю с умершей Тайгой. Ночлег все течет. С деревьев падают глыбы мокрого снега пошел дождь. +3. – январь – полярный круг, это пиз…ц. Ночевка у костра, водка, рыболовные рассказы, окуньки изловленные Пашей пока шла битва со льдом. Ночлег в перевернутых санках. Утренний мороз, холод, вещи сырые, размокший хлеб – кайф…
     На следующий день.
     Поворачиваем на Чупу, назад. Буран проваливается на старом путике, его еще несколько раз вытаскиваем, я на оставшейся в живых Тайге вытаскиваю до лесовозного путика вторую Тайгу, чуть не потеряв ее в очередной промоине. Кругом каша из вожды и снега на мокрые ноги и одежду никто не обращает внимания, не до этого. Вот он лесовозный ус. После оттепели деревья подняло – одна отрада. Впереди Буран с санями с 4-мя человеками, сзади живая Тайга , на прицепе мертвая, за ней сани с грузом и 3 человека, вторые сани пришлось бросить. Способность Тайги тащить через скалы и взгорья груз примерно 750 кг весом. Вариатор визжит, но снегоход идет, одна мысль - … лишь бы не подье…л, до Луоксы 7 км, на подьеме у Бурана летит задняя подвеска, рассыпаются подшипники – мертв. Разгружаем груз и люди на Тайгу, Буран кряхтя поехал. Тайга прет уже почти тонну в вверх , в гору. Мне жалко снегоход, но другой возможности выбраться нет. Прошли. Приехали в Чкаловск, на машинах с прицепами и снегоходами в Чупу.
     Анализ тест драйва:
Буран по мокрому снегу и каше – г….
Буран по льду с промоинами – г…
Ремонтопригодность и выживаемость Бурана – выше всяких похвал.
Тайга - новая – во всех условиях таскания и проходимости похвальна.
Тайга - Заводской брак имеет место поэтому ставлю одно г…
Тайга – ремонтопригодность при вообщем то глупой поломке еще одно г…
Тайга по удобству езды – выше похвал.
Тайга по кустам – было бы «железное стекло» так же бы похвалил.
     В сравнении с иностранными снегоходами поражает истинная неубиваемость Бурана и достойная неубиваемость Тайги, Поларис спорт в сходных условиях у друзей в Чкаловском просто умер, правда грешат на бензин а не на перегрузку.
     На следующий день….. Рождество.
     Едем на Тикшу, на Нот не пройти, везде кусты, кусты, кусты. К истоку Винчи путика нет, никто не ездил, поехали втроем на одной оставшейся в живых технике.
     8 км просто рубили лес топорами как мачете, готов получить грамоту –лучшему лесорубу Карелии. 16 часов – 45 км до Степановой губы. Изба – отель ползвезды, есть печь, где спать, погадить, даже банька правда без ведер и шаек, жаль - хотелось помыться. С осени никого здесь не было. С утра рыбалка, окунь берет крайне вяло, но хоть наловили живцов.
     Вечерние жерлицы наконец то принесли нам налимов, очень да же не плохих. Паша когда вытаскивал первого, от его восторженного вопля да же я выскочил из избы, хотя до жерлиц было метров 300 – думал опять кто то под лед пошел нырять. Уха, жареха , водка – кайф. Ради этого стоило так зае….ся.
     Все таки зимние рыбаки это особая каста фанатов сродни камикадзе.

Автор - Рыбаков Юрий