Skip to Content

Когда судак не голодный

Один мой приятель, большой любитель отвесного блеснения судака и ловли его на жерлицы, давно собирался заняться рузским судаком. Но так получалось, что когда мы приезжали на этот водоем, хорошо брала щука, и, следуя пословице "Лучше синица в руках, чем журавль в небе", мы всегда увлекались ловлей щуки. К тому же, попутно с ловлей щуки можно всегда ловить и другую рыбу, например, подлещика, плотву на мормышку. Ловля же судака требует к себе всецелого внимания, длительных поисков, которые на просторах Рузы часто остаются пустыми.

Однажды на Рузе клева вообще не было, мы проторчали впустую на льду два дня и на третий прямо с утра двинули в сторону дома. Проезжая по мосту через реку Волошню, решили остановиться, узнать, что ловят здесь рыбачки. Оказалось, "давили" крохотного ерша, и изредка кое- кто вылавливал маленьких подлещиков. Сергей предложил захватить с собой жерлицы и прогуляться к устью реки, туда, где она, расширяясь, плавно переходит в водохранилище. Там он знал хорошие глубины и места одного старика- инвалида, который стабильно ловил судака. Когда добрались до цели, мы этого старика не нашли, зато другой разговорчивый мужик - местный жерличник - сказал, что утром с лунок, просверленных на середине устья, он взял двух судачков - одного на кило, другого - на полтора килограмма. И, к нашему удивлению, не скрывая, показал эти лунки. А когда мы спросили разрешения порыбачить, он сказал:
- Отчего же, места всем хватит.

Мы поблагодарили за информацию и отошли в сторону. Сергей всегда имел при себе судаковые жерлицы с одинарным крючком и мягким поводком из лески. Мне же свои щучьи жерлицы пришлось переделать; хорошо, что они у меня устроены так, что можно легко поменять поводок, который присоединяется к основной леске способом "петля в петлю". Я поставил совсем маленькие, сделанные из тонкой проволоки, но прочные тройнички, помня о том, что вялый судак в эту пору может очень долго держать схваченного живца, из- за чего подсечка нередко происходит тогда, когда живец еще не заглочен. В таком случае выручает маленький тройничок, примерно №7, способный зацепиться в жесткой пасти.

Потом Сергей стал руководить постановкой жерлиц. И, видимо, чтобы настроить меня на бойцовский лад, он непрерывно комментировал свои действия: "Здесь предрусловая яма. Судак, конечно, в ней стоит - куда ему деться, но он сейчас, в феврале, такой вялый, что если поставишь жерлицу от его носа хотя бы в пяти метрах, он может не прореагировать на живца. У местных здесь штук по тридцать подледных поставушек стоит, поэтому они и ловят. А мы и малым количеством поймаем. В отличие от других мест, здесь довольно локальный участок обитания судака, примерно триста на пятьсот метров, но мы сузим его еще больше. Будем ориентироваться на сработавшие жерлицы этого мужика".

Мы стали сверлить лунки с интервалом 10 метров в линию, пересекая по диагонали предрусловую яму. Работы, конечно, по толстому льду было много. Хорошо хоть, что ножи на ледобурах у нас были новыми. Установив восемнадцать жерлиц на легко наловленного здесь же ерша, мы просверлили еще две линии лунок, отступив метров на 10- 15 вправо и влево от жерлиц. Затем начали блеснить в них, чтобы раздразнить аппетит судака. Через два часа усердного блеснения я полностью разочаровался в задуманном, а неутомимый Сергей предложил просверлить еще хотя бы десяток лунок, но по другую сторону от удачных жерлиц мужика. И в то время, когда мы снова усердно работали, неожиданно загорелся флажок на жерлице, стоявшей посредине линии. Это была моя жерлица. Лески на ней было всего метров пятнадцать, поэтому, когда катушка вся размоталась, мне пришлось сделать резкую подсечку и затем еще продублировать контрольной. Когда мы общими усилиями извлекли на лед судачка весом чуть больше килограмма, то увидели, что тройник едва зацепился в углу его пасти.

- Видишь, он не голодный, - сказал Сергей. Ерш еще был в пасти. - Правильно сделал, что поставил тройник. У меня- то жерлицы сделаны по уму - на них лески метров 25- 30. Этой длины достаточно, чтобы даже вялый судак, не почувствовав сопротивления, отправил ерша в желудок.

Однако до конца дня все наши старания больше ни к чему не привели, и нам пришлось возвращаться к машине. Зато пойманный общими усилиями судачок в самую глухую пору зимы запомнился нам надолго.

А. Хлудов