Skip to Content

Найди свою плотву

В глухозимье плотва собирается у своих зимовальных стоянок. Поэтому сейчас ее надо искать на песчаных скатах глубоких ям, вдоль затопленных русел рек и оврагов. В устьях рек и речушек.

Помнится, приехал я порыбачить на Учинское водохранилище. Дело было в феврале. Погода стояла не из лучших: порывистый ветер гнал мокрый снег. Вместе с другими рыболовами я держал курс к знаменитому "затопу". Кто рыбачил на этом водоеме, тот знает: "затоп" - это участок над затопленным подводным островом. Здесь на мели обычно клюет мелкий окунишка, хотя по перволедью попадаются и внушительные "горбачи". Именно здесь и скапливается основная масса рыбаков.

Проходя мимо небольшого острова, что возвышается слева по ходу движения, я вдруг вспомнил, как несколько лет назад чуть правее и впереди от этого острова довольно успешно ловил подлещиков. Знал, что здесь проходит русло затопленной речки Учи и глубина довольно приличная, до шести и более метров. Не только память о той давней рыбалке, но и какое-то необъяснимое рыбацкое чутье потянуло меня сюда, заставило отделиться от остальных рыбаков и свернуть от проложенной ими тропинки на глубоком снегу. Да и погода как бы подсказывала: сегодня она больше для белой рыбы, чем для окуня.

Просверлил несколько лунок, нашел участок с пологим дном на глубине чуть более пяти метров, опустил в лунку с помощью кормушки горсть панировочных сухарей. Примерно в двадцати метрах прикормил и другую лунку.

Размотал одну удочку с мормышкой, насадил мотыля. Возиться с другими удочками не стал: не хотелось терять время. Рассуждал так: попробую на одну удочку, если не будет поклевок - пойду на "затоп".

Поклевок долго не было. Я менял ритм "игры" кивком, но все напрасно. Уже собирался, было смотать удочку, мысленно ругая себя за потерянное время. Не помню уж, что заставило положить удильник на снег: то ли надо было почистить черпаком лунку от засыпавшего ее снега, то ли просто надоела эта игра вхолостую. Только положил удочку, как кивок чуть вздрогнул и плавно выпрямился. Не веря своим глазам, быстро подсек, почувствовал живую тяжесть. Вместо ожидаемого подлещика на крючке оказалась плотва. Снова насадил мотыля. Теперь уже не стал играть мормышкой, а сразу опустил ее на дно. И снова кивок выпрямился.

Быстро просверлил в полуметре вторую лунку, настроил в ней поплавочную удочку. И поплавок тоже не бездействовал. То нырял вниз, то, подрагивая, всплывал. Так попеременно таскал плотвиц то из одной лунки, то из другой. И уже не замечал неприятного ветра, мокрого снега. Когда клев в этих лунках ослабевал или прекращался, переходил к другому прикормленному месту. И что любопытно: вокруг - ни души. На довольно обширном участке я был один.

Возвращаясь домой, остановился у группы рыбаков, расположившихся на берегу "перекусить". Из их разговора я понял, что окунь "почему-то не клевал", что "погода была не окуневая".

- А как у тебя дела? -спросил один.
- Плотвы наловил, - отвечаю.
- Плотвы? Не может быть!

Я показал улов.

- А где ты сидел? - оживилась вся компания.
- Там, - небрежно махнул я рукой в сторону водоема. А что я мог еще сказать?

С тех пор каждый раз, когда посещал этот водоем, я непременно сверлил лунки в том "плотвином" месте - и редко оставался без улова. Я выявил такую закономерность: плотва словно вымирала, оставаясь совершенно равнодушной к приманке, в солнечную морозную погоду. И, наоборот, в теплый пасмурный день, особенно когда шел мягкий пушистый снежок, плотва проявляла особую активность.

Это правило характерно и для большинства других водоемов. Рыболовам, особенно начинающим, об этом надо знать. А главное, надо знать хотя бы примерно рельеф дна водоема. Тогда легче определить стоянки рыбы и можно рассчитывать на успех даже в пору глухозимья.

К. Пашикин