Skip to Content

За час до сумерек

Мой друг Слава - лещатник. Ездит он на хорошо известные ему водоемы. Очень любит Рузское водохранилище и реку Пахру. Здесь он прекрасно знает лещевые стоянки - ямы, бровки, столы. Зимой редко меняет облюбованное место ловли. На Рузском водохранилище его можно встретить только под высоковольткой в районе деревни Курово, а на Пахре - чуть выше зимовальной ямы на бровке небольшого заливчика, что находится по правому берегу напротив садовых участков "Солнечная Поляна". Если Слава берет отпуск и регулярно изо дня в день кормит леща, уловы его, как правило, бывают очень приличными.

Я же предпочитаю поиск леща и подлещика, и, бывает, за день так натопаешься по льду водоема, что ноги гудят от усталости. Если едешь на день-два, то такой метод ловли себя оправдывает, и вот почему. Лещ зимой, с ухудшением кислородного режима, может отойти на место, где кислородный режим лучше. Например, из ямы, в которой процесс разложения микроорганизмов идет более интенсивно, чем где-либо, он выходит на менее глубокие участки с глинисто-песчаным грунтом и небольшим течением. Далее, по мере оскудения кормовой базы на выбранном месте, даже при хорошем кислородном режиме, лещ может поменять стоянку. Например, изрядно пощипав одну плантацию ракушки дрейсены на глубоководной бровке, он может последовательно перейти на другие, даже очень отдаленные места, которые крупный лещ хорошо запоминает. Существуют еще и погодные факторы, например, длительная оттепель, во время которой лещ зачастую выходит кормиться на подводные столы и банки с глубинами 3,5-4,5 м и нередко подходит к местам впадения рек и ручьев к русловым заливам...

Однажды мы со Славой поехали в район деревни Савино, что на Яузском водохранилище. Перебравшись по глубокому снегу к другому берегу, прикормили несколько лунок на глубине 6-8 м и уткнулись в свои поплавки. Начало ловли нас не обрадовало: на двоих поймали четыре подлещика, не считая ершей...

Я решил не сидеть у лунок, отправился облавливать мелководные обрывистые берега и коряжник мормышкой. Окунь клевал вяло. В середине залива сидела кучка рыболовов. Когда я проходил мимо, то видел, что улов у них тоже не велик - у каждого один-два подлещика, притом что, судя по рассыпанному возле лунок мелкому мотылю и сухарям, кормили они хорошо. Правда, днем несколько раз менялся ветер, да и разговаривали мужики громко. Откуда взяться хорошему клеву? Часа в четыре большинство рыболовов с водоема разошлись, опустел и залив. Возвращаясь к Славе, я решил половить на прикормленных лунках. Глубина здесь оказалась где 3,5, а где 4,5 м. На дне простирался "стол", изрытый небольшими ямками. Уже во второй лунке, когда, плавно покачиваясь, мормышка с мотылем опустилась на дно, произошел подъем кивка. Я подсек и почувствовал сопротивление сильной рыбы. Через минуту на льду шевелил жабрами четырехсотграммовый подлещик. Больше в этой лунке поклевок не было. Я начал проверять все лунки, и хотя клевало не часто, подлещики были в основном крупные, причем из одной лунки не удавалось выловить больше двух. Клев продолжался даже в сумерках, пока кивок не стал плохо различимым...

Кстати, в процессе ловли я подавал своему другу условный сигнал руками, что у меня хороший клев; но он, видя мои блуждания по лункам, решил, что я зову его ловить мелочовку, и остался высиживать мелких подлещиков, которые клевали у него в час по чайной ложке. Потом он был сильно удивлен и разочарован...

Имея некоторый опыт ловли леща на мормышку, я заметил, что он любит плавную "игру" и большую или среднюю амплитуду покачивания. Чаще всего лещ клюет, когда мормышка только оторвалась от дна или плавно на него опустилась. В период слабой активности подлещика его лучше всего ловить на висящую возле самого дна мормышку, при этом насадка должна лежать на грунте. Однако в местах, где дно даже слегка заилено, необходимо учитывать, что насадка может погрузиться в мягкий слой и рыба ее не скоро обнаружит...

Другой случай хорошей вечерней ловли подлещика и леща на старых лунках произошел на Рузском водохранилище. Мы ловили в районе деревни Щербинки. Здесь у противоположного берега под водой есть остатки старого леса: обломки черных стволов торчат из-подо льда на глубинах 3-5 м. В этом месте иногда клюет приличный окунь. Вот за ним мы и отправились в тот раз с тем же моим другом...

Окунь клевал плохо, и я уговаривал Славу перейти к лещатникам, которые широким фронтом расположились напротив пионерского лагеря. Но друг мой, как всегда, был консервативен, отговаривался: "Если уж настроились на окуня, чего распыляться". Наверное, он был прав. Но мне надоело выжидать по полчаса этих "уклеечных" вибраций кивка (а в тот раз окунь клевал именно так), и я отправился на глубину за пределы коряжника. Оказалось, что здесь окунь клевал не хуже, но, что самое главное, вперемежку с ним клевал и мелкий подлещик. К сожалению, я прикормил лунки очень поздно: уже вечерело, и я так и не дождался хорошего клева. Когда сидевшие поодаль на углу коряжника (за его пределами) два рыболова стали собираться домой, я пошел расспросить их о результатах рыбалки. Худой, в большой меховой шапке, улыбчивый рыболов молча полез в большой рыболовный ящик и вынул оттуда отливающего бронзой здоровенного леща. Как сейчас помню, он назвал его вес два восемьсот. А когда рыболов вынул еще двух лещей, раза в два поменьше первого, но таких же упитанных, я аж рот открыл от удивления...

- Хочешь, лови на моих лунках, - любезно предложил мужчина. - Мы тут два дня кормили. Просто мы опаздываем на автобус...

Первый подъем кивка у меня произошел через пятнадцать минут после того, как рыболовы ушли. Я несколько раз подводил к лунке рыбу и под ее напором давал ей хода. Наконец полуторакилограммовый лещ сдался, я втащил его в лунку и ухватил за жабры. С трудом, преодолевая дрожь в руках, насадил пучок новых мотылей и опустил мормышку в воду. Не успела она дойти немного до дна, как кивок снова выпрямился. На сей раз попался подлещик примерно на полкило. Потом клев затих. Я перешел к другой лунке и выловил еще такого же подлещика. Удивительно, но мелочь вообще не клевала, видимо, подошедший косяк отогнал ее. Так, бегая по шести лункам, разбросанным на небольшом пятачке, я выловил еще пять подлещиков, самый мелкий из которых тянул граммов на четыреста. К сожалению, с наступлением сумерек клев прекратился...

Как и в первом случае, место было не стандартное для зимней стоянки леща. Здесь был стол с небольшим перепадом глубин - 4,5-5 м. Метрах в пятидесяти отсюда проходило русло реки, вьющееся в сторону пионерлагеря, возле которого на глубинах 7-9 м как раз и сидели все лещатники. Кстати, и в том, и в другом случае стояла длительная оттепель с порывистым ветром, который за час до наступления темноты стихал. Вообще же, не мной одним проверено, что зимой крупный лещ нередко берет ближе к сумеркам, а затем уже его клев возобновляется ночью...

И еще. Старые лунки, на мой взгляд, эффективнее облавливать вертикальной мормышкой черного цвета. Она должна быть достаточно тяжелой, способной быстро стягивать стравленную с катушки леску. Это очень важно, поскольку на давно кормленых участках лещ может не стоять подолгу, и всегда необходимо после поимки рыбы быстро опустить новую насадку ко дну. При ловле в сумерках обязательно очищайте вокруг лунки примерзшие льдинки, так как вынутая из воды невидимая леска нередко цепляется за них, и от этого теряется драгоценное время. Опускать кормушку ко дну для улучшения клева вечером бесполезно: лещ очень пуглив и не скоро подойдет к тому месту, где он увидел посторонний предмет. Кормить же сверху, подбрасывая в лунку мотыля, тоже не разумно: даже при небольшой глубине (4-5 метров) и не сильном течении мотыль будет сильно разбросан.

А. Горяйнов

По вашему желанию разборка фольксваген тигуан по низкой цене.