Skip to Content

Рыбалка с катера на воздушной подушке

Содержание:
http://www.kater.r52.ru
Рыбалка летом.
Столкновения с препятствиями.
Щука.
Рыбалка зимой.
По перволедью.
Глухозимье.
Рыбалка на СВП весной. Хариус тоже не имеет заднего хода.
http://www.kater.r52.ru/clients.htm

Рыбалка летом.
В начале июня начался клев рыбы на удочки, спиннинги и другие спортивные виды. Все мои планы применительно к рыбалке с СВП сбылись. Компоновка судна оказалась в целом удачной. Рундук создает большие удобства. В него помещается все имущество. Я сижу на рундуке и ловлю спиннингом или удочкой. Очень комфортно и удобно. Кабины нет и это хорошо, так как ничто не мешает ходить по судну и ловить. Сбылись расчеты на ловлю рыбы методом "подскока", то есть, сел на СВП и быстро сгонял в конкретное место. По малой воде на наших реках плавать можно лишь на специальных моторах с небольшой скоростью. Местные рыбаки плывут на Ветерках-8 с защитой винта, а перекаты проходят с выключенным двигателем, толкаясь шестом. Я плавал на моторе Go-Devil по всем порогам, но скорость была в среднем 6-8 км/час. До хорошей рыбалки приходилось ехать больше 7 часов и столько же обратно. На рыбалку оставалось мало времени. Домой возвращался ночью. Сейчас я, как и планировал покупая СВП, добираюсь до тех же мест за 1 час с небольшим.
Сейчас уже можно сделать вывод, что судно может успешно использоваться на самых извилистых, мелких, каменистых и заросших речках в любое время года. Конкурентов нет. По летней эксплуатации я могу сравнить с лодкой, оснащенной очень хорошим американским мотором Go-Devil, специально сконструированным для плавания по заросшим и каменистым водоемам. Этому мотору далеко до СВП, который проходит все препятствия сверху и на хорошей скорости. Аэробот тоже проигрывает, так как не сможет ходить по камням. Зимой при движении по частично замерзшей реке или весной при ледоходе СВП тоже не имеет конкурентов, кроме аэроботов, которые в некоторых случаях лучше проходят торосы и препятствия.

Столкновения с препятствиями.
С ноября 2004 года по 7 августа 2005 года было несколько столкновений с препятствиями. При этом все столкновения были боковые и ни одного лобового, так как всегда удавалось избежать лобовых ударов с помощью маневрирования. Кроме того, судно в силу особенностей своего движения больше склонно к боковым ударам, особенно, при движении по узким извилистым речкам. Основной причиной столкновений была завышенная скорость движения, а некоторых случаях недостаточная квалификация водителя. Большинство боковых ударов обошлось без последствий - только расстегивались некоторые замки. 11 июня по малой реке поехал с пассажиром на расстояние 43 км. На прямом участке при снижении скорости аппарат рыскнул влево, я парировал рулями, но неудачно. Судно понесло на берег и на скорости примерно 30-40 км/час произошло столкновение с обрывистым берегом левым боком в районе передней левой лямки, затем последовал более сильный удар средней и задней частью в районе третьей поперечной трубы, если считать от кормы. Аппарат затрещал. Выключил двигатель и после остановки стал проверять состояние аппарата. Расстегнулись 8 замков, соединяющих продольные трубы с поперечными. Из них расстегнулись два замка, соединяющие поперечины (3-я и 4-я, считая от кормы) с продольной трубой 25 мм левого скега. При этом 3-я поперечная труба в месте соединения погнулась с образованием трещины примерно на 2/3 диаметра. Эту трубу пришлось заменить. 4-я труба погнута, но без трещин. При дальнейшем осмотре обнаружил, что внутри поперечной трубы имеются вставки в районе прохождения центральных продольных труб. Мне кажется, такие вставки нужно делать и в районе пересечения с продольными трубами 25 мм, так как именно в этом месте одна труба сломалась, а вторая сильно погнулась. А там, где были вставки, труба лишь немного погнулась. Продольная труба 25 мм погнута в местах соединения, но без трещин. Остальные шесть замков расстегнулись в местах соединения центральных продольных труб с поперечными по три слева и справа от рундука, начиная с 3 третьей и по пятую, считая от кормы. В некоторых местах на трубах под вкладышами образовались вмятины, пришлось регулировать замки. Продольные трубы вместе с двигателем и винтом сместились влево примерно на 5 см, рули перекосило. От концов лопастей винта до ближайшего препятствия слева осталось примерно 5 см. Но в момент столкновения было кратковременное касание лопастями винта ограждения винта слева в районе 8 часов, если смотреть применительно к циферблату часов со стороны кормы. На ограждении образовалась вмятина глубиной 1 см с царапинами. Винт не поврежден, но на концах лопастей имеются мелкие заусеницы. Замки отрегулировали и застегнули, но трубы на место ставить не стали, оставили эту работу для базы. Перед запуском двигателя обнаружил, что ручка газа загнута влево. Наверное, в момент удара я загнул ее рукой. Ручку разогнул. Аппарат поехал дальше нормально, никакой разницы я не заметил. На базе вернул в прежнее положение все трубы. Причина столкновения - превышение скорости и неумение управлять судном.

Щука.
Судно на воздушной подушке, как и всякий другой аппарат с воздушным винтом, довольно шумная машина. Шум создает как двигатель, работающий всегда на высоких оборотах, так и винт. Сначала меня это немного смущало, так как не хотелось нарушать прекрасную тишину лесных речек, но потом я смирился, утешая себя тем, что по речкам все равно плавают рыбаки на моторных лодках с погруженным винтом и будоражат воду до самого дна. А СВП плавает сверху и большого воздействия на воду не оказывает. Недаром в заповедниках США и Канады разрешена эксплуатация аэроботов. После первых испытаний судна я с удивлением услышал от местных рыбаков высказывания о том, что мое судно распугает всю рыбу и она уйдет из реки. Мне показалось это большим невежеством и я стал проводить постоянную разъяснительную работу.
В один из выходных дней в октябре 2005 года мы с супругой как обычно отправились на СВП на рыбалку. Хочу заметить, что почти всегда мы ездим на рыбалку вдвоем с супругой. Она умеет обращаться со всей техникой, но в водительское кресло СВП садится с опаской, предпочитая управлять медленно плавающей лодкой с мотором Go-Devil. Супруга на рыбалке чаще выполняет обязанности матроса, занимается хозяйством, а при длительном плавании по течению с выключенным двигателем читает вслух книги. Еще она помогает мне вытаскивать крупную рыбу, подхватывая ее подсачком. В тот день стояла хорошая осенняя погода, светило солнце, временами его сменял дождь. Мы отправились вверх по реке на перекаты. 40 километров преодолели за 1 час. Средняя скорость на СВП на небольших реках редко превышает 35-40 км/час, так как частые повороты не позволяют держать хорошую скорость. Для прохождения крутого поворота нужно снизить обороты двигателя до такого уровня, чтобы задние концы пневмобаллонов немного подсели на воду и тогда судно меньше несет боком, а радиус поворота существенно уменьшается. Если обороты снизить больше нормы, судно перейдет в водоизмещающее плавание с полной потерей скорости. Идеальный способ движения вырабатывается тренировкой.
Достигнув заветного порога, причалили к небольшому каменистому островку. На остров заезжать не стали, потому что планировали обратно сплавляться по течению с выключенным двигателем и ловить прямо с судна. Побродил по порогу. Хариус не клевал, а блесну одолевали мелкие щучки, которые выбегали из ямок за камнями. Поймав и отпустив обратно несколько щучек, я решил половить в плесе. Пока судно неспешно сплавлялось по течению, супруга читала вслух Мопассана. Я с удовольствием слушал, кидая блесну. Проза великого писателя звучала необычно и как-то по-новому. Рыба не клевала, и я решил сменить место. Запустил двигатель, проплыл вниз по течению примерно километр и остановился на течении между двумя грядами камней. Выключил двигатель и почти сразу стал забрасывать спиннинг к противоположному берегу. Глубина реки в этом месте не превышала 2 метров. После второго заброса прямо напротив судна блесну схватила какая-то крупная рыбина. Она медленно, но уверенно пошла вверх по течению. Фрикцион на катушке зудел, сматывая леску. Попытки остановить рыбу не давали никаких результатов. На шпуле катушки было всего 50 метров хорошего, но тонкого шнура. Больше лески я не наматывал, потому что обычно ловил на небольших реках. Когда леска стала подходить к концу, я стал лихорадочно думать, как избежать обрыва лески. Хотел даже запустить двигатель и ехать вдогонку. Второй вариант был сойти на берег и побегать по берегу, но леска уже кончилась, фрикцион замолчал. Я стал двигаться вдоль борта, удерживая удилище в вертикальном положении и пытаясь остановить рыбу на пределе прочности лески. Рыба все-таки остановилась, а потом развернулась и также неспешно пошла вниз по течению. Когда она стала приближаться к судну, мне удалось постепенно подвести ее к борту. Рыба не делала резких движений и не бросалась из стороны в сторону, чем весьма озадачила меня. Не надеясь ее вытащить, мы с супругой мечтали хотя бы узнать, что за рыба схватила. Подтащив рыбину к судну, я стал поднимать ее ближе к поверхности. Супруга стояла неподалеку с подсачком в руках. Показавшийся огромный желтый пятнистый бок не оставлял сомнений – на крючке сидит щука. Но она явно не помещалась в подсачок. Супруга подсунула подсачок под середину корпуса щуки, а я потянул за леску. Когда щука уже была на уровне пневмобаллона, подсачок сломался, супруга кувырнулась спиной назад через пассажирское сидение к другому борту судна. Я, пожертвовав супругой, подхватил щуку за бок и придвинул ее ближе к середине судна. Щука наконец-то очнулась и стала активно бороться за жизнь. Мне бы ни за что не удалось удержать ее на палубе, потому что на СВП нет бортов как на обычной лодке, а сырые и скользкие пластиковые воздуховоды и пневмобаллон только помогали покрытой слизью щуке. Но щука совершила очередную ошибку. Легко выскользнув из-под меня, она засунула свою голову под пассажирское сидение. Двигаться дальше вперед ей мешало узкое пространство в боковине сидения, а сзади на ней лежал я со своим 90 килограммовым весом. В конечном итоге с помощью ожившей супруги я усмирил щуку. Затем мы ее привязали 6-миллиметровым капроновым шнуром к поперечной трубе корпуса СВП и только тогда успокоились. Щука потянула на 9 кг. 200 г. и была продемонстрирована местным рыбакам как доказательство того, что рыба моего судна не боится. Правда, некоторые завистники говорили, что щука схватила с перепугу, но основная масса скептиков была сломлена. Никто из них не мог похвастать такой добычей. А подсачок я купил новый, очень большой и крепкий.

Рыбалка зимой.
Небольшие речки в наших местах труднодоступны для снегоходов и другого подобного транспорта. На перекатах и в местах впадения ручьев льда или вообще нет, или он очень тонкий. В верховьях некоторых рек вода вообще не замерзает. После обильных снегопадов под тяжестью снега практически на всех реках на лед выходит много воды, которая пропитывает выпавший снег. Сверху намерзает тонкая корка льда и ее засыпает снегом. В результате река сверху выглядит довольно безобидно, но стоит лишь ступить на снег, как ноги проваливаются по колено в снежно-водяную кашу. На отечественных Буранах никто не рискует даже съехать на лед, а на импортных снегоходах на большой скорости можно переехать с берега на берег, но вдоль реки ехать тоже опасно. Даже канадский вездеход «Арго» на гусеницах с трудом передвигается по такому льду. Несколько раз мой Арго застревал в глубокой снежной каше, проломив тонкую ледяную корку. Приходилось выходить на лед, бурить сзади вездехода лунку, вставлять туда заранее припасенный отрезок березового ствола, подцеплять ручную лебедку и помогать выехать. В конечном итоге я решил обзавестись еще и судном на воздушной подушке. Сначала не было опыта, и я не знал, как будет вести себя судно в ледяной каше и на незамерзающих участках. Были опасения, что нижняя часть судна станет примерзать ко льду, а при переходах с воды на лед пугала возможность попадания носовой части судна под лед. Не было ясности с управляемостью судна на мелких извилистых речках. Еще я сомневался, не будет ли шумливое судно пугать рыбу.
Около месяца я потратил на выбор судна на воздушной подушке, которое бы подходило для рыбалки в наших условиях. Несмотря на малую распространенность подобного вида транспорта, выбор судов оказался не таким уж и маленьким. В одном только Нижнем Новгороде разные фирмы предлагают не меньше четырех типов судов. В С. Петербурге продаются суда импортного производства. В конечном итоге я выбрал легкое открытое судно «Стрелец-51» производства КБ Сергея Приходько из Н. Новгорода. Судно было изготовлено под заказ с некоторыми доработками специально для рыбалки. В конце ноября 2004 года я доставил судно на трейлере к месту базирования в Холмогорский район Архангельской области.

По перволедью.
Первые испытания прошли успешно. Судно легко и быстро двигалось как по льду, так и по воде. Переходы с воды на лед и обратно не были заметны. В тех местах, где лед был тонким и не выдерживал вес судна, тоже ничего плохого не происходило, если судно было на подушке. Лед покрывался трещинами, но судно оставалось сверху льда. При движении в водоизмещающем режиме без подушки лед ломался, судно било передней завесой и носками пневмобаллонов в лед, толкало его вперед и в стороны, некоторые льдины поднимались острыми концами вверх. При этом судно ни разу не получило никаких повреждений. Но все-таки следует соблюдать осторожность – скорость гасить плавно и лучше на участках, где лед выдержит вес судна или вообще отсутствует. По самому тонкому льду, если планируется вскоре останавливаться или терять подушку, лучше вообще не разгоняться, а двигаться на минимальных оборотах, при которых судно еще остается на подушке.
Рыбалка в период ледостава оказалась очень интересной. С помощью СВП удалось попасть на места, которые ранее были совершенно недоступными. Во-первых, можно пройти по реке в любое место. Во-вторых, можно ловить рыбу в заливах, где лед появляется раньше, чем в русле реки. На лодках уже никто не плавает, а с берега на лед выйти нельзя. Начало зимы 2005 года в наших местах было необычно теплым, лед то появлялся, то снова таял. Однажды в ноябре я решил проведать небольшой залив на расстоянии 10 километров от базы. Были небольшие забереги, но основная часть реки еще не замерзла. На всякий случай взял с собой 6-метровую поплавочную удочку, донки и зимние удочки. 10 километров преодолел за 15 минут. Осторожно подошел к омуту. Он был покрыт тонким прозрачным льдом с блестящим слоем воды сверху, поскольку температура была положительной. Остановился у кромки льда, затем увеличил обороты, поднял судно на подушку и заехал на лед. Лед треснул, судно провалилось, но осталось на месте.
Глубина в месте стоянки была около 2 метров. Я просверлил по 2 лунки вдоль обоих бортов, потом закинул две донки на чистую воду в русле реки. Спиннинговые удилища донок приставил к арматуре двигателя судна. Подсачок решил не доставать, поскольку им все равно нельзя было воспользоваться со льда. Кончики удилищ, которыми я закидывал донки, сразу же стали подрагивать. Было видно, что клюет какая-то мелкая рыба. Вытащив одну из донок, я обнаружил на крючке приличного ельца. Дальше я достал из рундука 6-метровую поплавочную удочку и с удовольствием ловил на дождевого червя крупных ельцов на границе льда и чистой воды. Через некоторое время решил проверить, кто есть в лунках. В одной из лунок, причем со стороны борта судна от берега стали клевать окуни среднего размера. По рассказам бывалых рыбаков окуни любят стоять под большим плавающим предметом, лишь бы этот предмет не гремел, как это бывает с дюралевой лодкой. Иногда попадались ельцы. Неожиданно удилище одной из донок стало подскакивать. Сразу стало понятно, что схватила какая-то крупная рыба. Попался сиг весом немногим более килограмма. Вытащить его было нелегко, потому что мешал лед между судном и чистой водой. Да еще подсачок находился в сложенном состоянии в рундуке. Придерживая одной рукой донку, другой рукой я достал и разобрал подсачок, потом с трудом оттолкнул им небольшую льдину от судна. После этих операций сига удалось поднять на борт. Вскоре я заметил, как судно стало вместе со льдом смещаться вдоль берега. Вся конструкция поплыла по течению. Самое смешное в том, что окуни продолжали еще некоторое время клевать в лунках. Наверное, они не хотели расставаться с судном. На рыбалке был 2,5 часа. Из них 30 минут ушло на дорогу туда и обратно. К обеду вернулся на базу. Поймал 15 крупных ельцов, 10 окуней, сига весом 1,3 кг. Рыбалка оказалась веселой и удачливой.

Глухозимье.
После наступления устойчивых холодов реки постепенно замерзают. В сложных для замерзания местах часто образуются торосы. Льдины и шуга прибиваются к островкам, камням или просто застряют на мелких местах и на крутых поворотах. Потом все это замерзает, заносится снегом. Иногда высота торосов превышает полтора метра. Торосы имеют разную форму: от простого холмика до высокого трамплина. Торосы представляют определенную опасность для судов на воздушной подушке. СВП не имеет тормозов и круто не поворачивает. При неожиданных встречах с торосами остается либо прибавить оборотов и перескочить препятствие, или сделать попытку объехать его стороной. Если судно на большой скорости налетит на торос с его пологой части, можно рассчитывать на благополучный исход, но будет прыжок. Хуже, если судно налетит на торец толстой льдины. Тогда исход решит прочность и гибкость судна. На заснеженной реке, да и вообще на чистом снегу часто встречается интересное и опасное явление, которое в авиации называется белизной. Она проявляется тем, что впереди судна все кажется одинаково белым и ровным. Торосы, острова без кустов и самые большие сугробы не видны до тех пор, пока к ним не подъедешь совсем близко. Хуже всего видимость в пасмурную погоду или при снегопаде. В солнечную погоду видимость лучше, потому что неровности на поверхности создают тень и это помогает их различить. Обычно я не разгоняю судно до максимальной скорости по незнакомому месту, а компенсирую потери на обратной дороге, когда можно ехать достаточно быстро, ориентируясь на собственные следы. Однажды зимой 2005 года мы с зятем Олегом поехали на СВП на рыбалку по небольшой речке в пустынные и порожистые места, где рассчитывали половить хариуса, а может быть и сига. 20 километров до речки преодолели по дороге на джипе, который тащил трейлер с СВП. Судно благополучно съехало с трейлера на лед. Двигатель набрал обороты, судно плавно приподнялось на подушке, и слегка покачиваясь, двинулось по реке. Скорость быстро достигла 60 км/час. Дальше решили ограничиться этой скоростью, так как река была незнакомой. Предстояло проехать около 40 километров.
На первом десятке километров встретились три пустынные деревни. Дальше места необитаемые. Вблизи одной из деревень, выскочив на скорости из-за крутого поворота, неожиданно увидели большую группу рыбаков, которые сидели по всей ширине реки у донок, на которые здесь ловится сиг. Изумленные рыбаки стали бегать по льду в разные стороны, но мы их благополучно миновали, проехав по крутому береговому склону. СВП способно с разгона заезжать на довольно крутые склоны и эффектно двигаться вдоль. Главное, не прозевать момент, когда теряется скорость и судно еще может плавно вернуться на горизонтальную поверхность. Дальше мы без приключений преодолели еще 10 километров, а потом начались незамерзающие пороги. Стали встречаться заснеженные острова. Плеса были покрыты льдом. Судно легко проходило пороги, без труда съезжало со льда на воду и наоборот. Погода была солнечной и белизна особо не досаждала. Впереди показался порог. Скорость была около 50 км/час. Неожиданно я увидел, что судно приближается к занесенному снегом пологому острову. Отворачивать не хотелось, и я решил проехать прямо, но на всякий случай сбавил обороты двигателя. Остров закончился вертикальным обрывом высотой примерно с метр, а за ним начиналась большая мелкая полынья с торчащими небольшими камнями и какими-то корягами. Вспомнив наставления Сергея Приходько, я дал газу до упора. Судно спрыгнуло с обрыва в воду, подняв облако водяной пыли. Приземлились мы довольно плавно, во всяком случае, сильного удара я не запомнил. Выехав на безопасное место, я выключил двигатель и осмотрел судно. В середине корпуса расстегнулись два замка, соединяющих поперечные трубы корпуса с продольными трубами. Замки благополучно застегнули. Никаких повреждений на судне не обнаружили. Некоторое время приходили в себя, пили водку с чаем. К этому случаю нужно заметить, что нелегко привыкнуть к особенностям управления СВП тем людям, которые ездят на автомашине. На машине при появлении опасности обычная реакция - это сбросить газ и осторожно проехать или остановиться. На СВП наоборот - при появлении близкого препятствия, через которое можно проехать, нужно увеличить обороты до максимума, чтобы была лучше подушка. Остановиться или существенно снизить скорость все равно не удастся, а большое давление под корпусом судна поднимет его выше и смягчит удары. Оставшийся путь мы прошли без приключений.
Остановились для начала за большой излучиной, после которой ожидали найти яму. Сверлили лунки квадратно-гнездовым способом. Лед оказался толстым, едва хватало длины бура. Глубина была небольшая, дно илистое. Хариус в таком месте не живет. Поехали дальше. Выбрали небольшой залив вблизи переката. На наших речках хариус зимой держится обычно в заливах вблизи перекатов. Просверлив около метра льда недалеко от берега, вогнали бур в камни. Ближе к перекату лед был прозрачным, под ним весело журчала вода, виднелись камни и водная растительность. Дальше к середине реки была видна глубина, но по льду не пройти. Пришлось заехать на нужное место на судне. С одного борта судна, ниже по течению, во льду были узкие промоины и я решил не сверлить лунку. Опустил мормышку в промоину и стал стравливать леску, пытаясь найти дно. Стравив три метра лески, я понял, что мормышка слишком легкая для такого течения. В этот момент кивок дернулся и я машинально подсек. Хариус как обычно схватил на тонущую и болтающуюся по течению мормышку. С трудом подведя большого хариуса к промоине, я понял, что он в нее не пройдет. Крупная рыбина не дала мне времени для раздумий - последовал энергичный рывок и хариус отправился по своим делам с трофеем в виде серебряной мормышки. Проклиная собственную лень, я просверлил лунку во льду, который оказался толщиной всего сантиметра три. Взял другую удочку с более толстой леской и с тяжелой мормышкой, но дна снова не нашел. Хариус не клевал. Эта рыба не стайная и в одном месте редко удается поймать больше 1-3 экземпляров, а чаще всего хариусы стоят по одному. Поиски рыбы в других местах на этом перекате не дали результатов. Переехав на другой перекат, я остановился в заливе. Насверлили лунок, нашли яму. В одной из лунок удалось поймать крупного хариуса с необычно большим спинным плавником. У хариусов вообще большой спинной плавник, но у этого экземпляра был просто парус. Олег поймал в другой лунке хариуса средних размеров. Не зная мест на этой реке, мы больше не могли найти ни хариуса, ни сига. Никакая другая рыба не клевала. Интересно, что зимой в верховьях мелких рек мне еще ни разу не удавалось поймать никакую другую рыбу, кроме хариуса и щуки. Специалисты говорят, что вся рыба скатывается на зиму из верховий рек в среднее или нижнее течение. Мораль проста - к зиме готовься летом, когда можно приметить места возможных зимних стоянок рыбы. Зато мы испытали судно в прыжке с трамплина и получили хороший урок, а рыбалка все равно была хорошей - я никогда не забуду сильные и тяжелые рывки красавца хариуса.

Рыбалка на СВП весной. Хариус тоже не имеет заднего хода.

Судно на воздушной подушке весной имеет неоспоримые преимущества перед любым другим транспортом. Лед на реках и других водоемах становится тоньше, в местах впадения ручьев, выхода ключей, на перекатах появляются промоины. Вдоль берегов рек на льду скапливается вода, которая размывает лед. На колесном и гусеничном транспорте по такому льду уже не проедешь, а на лодках еще рано. СВП свободно идет в любом направлении, не испытывая никаких затруднений при проходе водяных участков. При ледоходе СВП не боится ни льдин, ни открытых участков, ни скопления бревен и другого мусора. Исключение составляют большие торосы, но их можно объехать стороной.

После середины апреля на наших речках все труднее выбираться на лед для рыбалки. 16 апреля на одной из наших речек я видел нескольких рыбаков, которые безуспешно пытались попасть с берега на лед. По берегам лед был залит водой, а на середине речки лед стоял бугром, по краям которого чернели водой старые лунки. В этих лунках рыбаки еще несколько дней назад ловили хороших окуней. Пришлось их перевезти на лед, но без обещания вернуть обратно, так как я направлялся искать хариуса, а для этого нужно было ехать еще около 20 километров. Отправился за хариусами. Местами на льду было много воды, покрытой тонкой коркой намерзшего за ночь льда. Утром лед под лучами солнца подтаял, стал гладким и скользким. Судно скользило по поверхности как по маслу, даже на пониженных оборотах скорость была довольно высокой. Крутые повороты иногда даже не удавалось пройти, не зацепив кусты или берег. Пришлось сбавить скорость. Приехал на место. На затемненном от солнца высокими и густыми деревьями заливе лед был еще крепким, толщиной около 80 сантиметров и без воды. Во всех лунках наживку хватали гольяны. Это был хороших признак, так как около гольянов почти всегда пасется крупный хариус. Взял удочку с тонким плетеным шнуром и блесной. Сначала никто не клевал, а потом кто-то задел блесну – ясно, какая-то рыба интересуется. Затем последовала резкая хватка и началась борьба. Сначала я подумал, что это щука, но когда из лунки появилась голова крупного хариуса, я очень обрадовался. После этого клев на блесну прекратился. Стал ловить на мормышку, хотя понимал, что такого крупного хариуса как первый на такую удочку не вытащить. Хариус стал уже более активным и протащить его сквозь лунку, забитую ледяной шугой, с помощью тонкой лески вряд ли удастся. Примерно через час рыбалки последовала поклевка - кивок просто загнулся вниз и на леске оказался крупный хариус. Как я его тащил сквозь толщу льда, держа пальцами рук леску, даже вспоминать не хочется – каждую секунду я ждал, что леска лопнет. Но вот из лунки показалась голова хариуса, я еще поднажал, чтобы перевалить его через край и в этот момент леска лопнула. Хариус стал медленно погружаться обратно в лунку. Я схватил его за голову, но он вывернулся, а я сделал последнюю попытку – засунул руку по локоть в лунку и снова схватил его за голову. Все впустую. Посидев некоторое время, размышляя о рыбацких несчастьях, я отправился ловить в другие лунки. Безрезультатно ловил еще примерно час и вернулся к той самой лунке. Подумал, может быть, все успокоилось и поймаю другого хариуса. На поверхности лунки плавала ледяная шуга. Решив расчистить лунку, я снял пару черпаков шуги и с изумлением обнаружил в лунке знакомого хариуса. Не рискнув больше хватать скользкую голову руками, я достал удочку с тяжелым зимним воблером, опустил его в лунку ниже хариуса, затем резко дернул и рыбацкое счастье снова улыбнулось мне. Воблер подцепил хариуса одним из острейших якорьков и беглец оказался на льду. Видимо, хариус хвостом вперед не сумел преодолеть тоннель лунки длиной 80 см, да еще заполненный ледяной шугой, а повернуться головой вниз не смог – хариус большой, а лунка узкая. Когда я это понял, то злорадно подумал – не один СВП страдает из-за отсутствия заднего хода.

Рыбалка в этот раз снова удалась. Я с удовольствием прокатился на СВП, испытывая чувство гордости за проходимую технику, да еще поймал двух хариусов под килограмм весом каждый. Вода прибывала, по реке несло мусор, обрывки водорослей и тины. Значит, это была последняя подледная рыбалка этой весной.