Skip to Content

Для тех, кто любит охоту больше жизни или сдвоенный выстрел из американской засидки.

Для тех, кто любит охоту больше жизни или сдвоенный выстрел из американской засидки. А. Румянцев.
Идея написать о своих впечатлениях родилась год назад, сразу после закрытия весенней охоты. Но впечатлений было так много и были они такими сильными, что не решился сделать это сразу, точнее рука не поднималась в прямом и переносном смысле. Но обо всём по порядку.

Долгожданное оружие.

Практически год пришлось ждать пока утрясутся все формальности и мой заказ номер один будет выполнен. У меня в арсенале пополнение. «J. E. T. Canardouze» от «Verney-Carron» — мечта любого гусятника. Оружие, сконструированное в Испании и изготовленное во Франции. Способно выпустить заряд в 104 грамма дроби и надёжно поразить крепкую птицу на предельной дистанции без особого опасения, что сделаешь подранка. Может простить погрешность в прицеливании. С ним можно достать гуся хоть из — под земли, хоть из — под облаков. Всё — таки 104 грамма это сила! Обидно, что мы узнали о его существовании лишь недавно. Всем известно, что деды наши пользовались гусятницами калибра этак восьмого, а то и четвёртого. Что заряд был «немереный», пригоршня пороха, стаканчик дроби, лодка, лафет, утки — гуси в куче, выстрел, дым, кадушки с дичью, перины с пухом… Очень актуально для прошлого века! Но сейчас для чего? Сам же и отвечу, ради спортивного интереса. С голоду не помираем, с пуховыми вещами все в порядке, проблем нет, а вот с острыми ощущениями, новыми впечатлениями иногда туго. А лично у меня есть ещё одна причина. Имея в жизни два серьёзных увлечения — охоту и фотографирования, покупаю только самую лучшую технику, чтобы в случае неудачи, неважно, промах на охоте или плохая фотография, не валить на технику, а искать причины в себе. Это очень помогает совершенствовать мастерство.

Первое знакомство.

После получения на руки оружия стоимостью более чем в тысячу у. е. никаких ярких впечатлений у меня не возникло. На вид ружьишко оказалось очень скромное. По дороге из магазина домой внушал себе, что это правильный выбор, что ничего, что на вид не броское, зато как ахнет… Неказистое, ничем внешне не отличающееся от наших ТОЗовок, при ближайшем рассмотрении оказалось вполне сносным по исполнению и великолепным по прикладистости и балансировке оружием. Вес в 4100 и стволы 80 см придавали ему определённую солидность. Простота конструкции, обусловленная запредельными нагрузками при выстреле, в данном случае была вполне уместна. Патронник на 76, стволы 12 калибра спаяны строго паралельно, один чок, другой три четверти, две мушки значительно облегчают быстрое прицеливание, а если учесть что оно ещё и прикладистое… Начинает потихоньку нравиться. Но самое главное, это устройство спускового механизма. При последовательном нажатии на передний и задний спусковой крючок ничего сверх — естественного не происходит. Два привычных последовательных выстрела. Но если нажать сразу на задний спуск получите «испанскую примочку» воплощённую в жизнь французами — специально для тех кто любит гусиную охоту больше собственной жизни. Сдвоенный выстрел! Нет, не дуплет в привычном нашем понимании. Совсем не то, что мне говорили, типа: «… да мой ИЖак через раз по два патрона палит.»Именно синхронный сдвоенный выстрел, без всякого растягивания импульса отдачи. Поверьте разница есть, мой ИЖак тоже иногда дуплетил. Не то.

До открытия весенней охоты оставалось всего несколько дней, так что все испытания решил провести в поле. Закуплены патроны RIO магнум N 00. Гуси уже болтались под Питером, руки тянулись к прикладу, а по ночам снились бесконечные косяки и грозный «КАНАРДУЗ».

Новая экипировка.

Ещё одна полезная новинка американского производства была выклянчена на выставке IWA 2002 в Германии у европейского дилера. Правда со второй попытки. Первая была предпринята в предыдущем году. Не продал, вражина, мол одна, образец, НОУ-ХАУ, сов. секретно и т. д.. На второй год сломался в лёгкую, наверно, что — ни будь получше придумали. Но нас это не смущает, у нас к манкам на прилавках только — только привыкли, попользуем и устаревшую модель. Из канав и окопов перелечь во вполне комфортную на первый взгляд конструкцию — с превеликим удовольствием. Взял, дотащил до России и уже уложил в багажник вместе с тридцатью недавно купленными (ради того же эксперимента) полуоболочками отечественного производства подозрительно сизого цвета.

Итак, предстояло испытать новое оружие, проверить работу нового укрытия и реакцию нормальных гусей на ненормально сизых.

Открытие.

Наконец открытие. Едем недалеко. Под Питер, в Лопухинку. Накануне гуся там видели, значит шанс есть. Раннее утро, мы на месте. Достаю амуницию. Раскладываю засидку и одеваю за спину, как рюкзак. На откидывающуюся полку привязываем мешок с тридцатью с лишним оболочками. Вдвоём бы мы этот мешок без неё долго по полю тарабанили. Беру в руки «Верней Каррон». Товарищ налегке, повезло ему, что засидки не досталось. С установкой укрытия справился быстро. На первый взгляд вполне удобная, быстро ставится, легко маскируется, лежать приятно, взвожу дуги в рабочее положение. Со стороны всё смотрится вполне прилично. Внимания не привлекает. Пробую раскрыть. Купол, находившийся у меня над головой исчез молниеносно, стреляй вволю были бы гуси. Расставили гусей. Всё готово. И тут не сдержался! Дай попробую с двух стволов, ну что бы знать что к чему и за чем.

Выстрел.

Как раз в сорока метрах была хорошая лужица, можно осыпь посмотреть. Два магнума в стволах. Встал, прицелился, нажал, …очнулся — гипс.

Шутка.

В этой шутке, как и положено, только доля шутки, остальное правда. Какая к лешему осыпь, товарищ укатывается со смеху, ружьё валяется на земле, рука висит, голова звенит, первое, что подумал, — сломал ключицу. Первое, что сказал — конец охоте. Хотя свидетель уверяет, что после выстрела я говорил много, быстро и зло. Я этому не верю, не в моей манере так выражаться, да и не помню этого. Осмотр плеча снял предварительный диагноз. Перелома нет. Нет даже синяка. Значит, вложил оружие правильно, плотно. Не мог сделать ошибки, готовился к выстрелу, как к первому свиданию. И на тебе, получил, можно сказать, по физиономии. Кантузия на лицо — голова гудит. Вообще — то в жизни такое бывает, когда в первый раз да по молодости. Но сейчас, признаюсь, я на это не рассчитывал. Немного обиделся, чуть — чуть расстроился, но все-таки собрался силами. Очень помогла не сходящая с лица улыбка товарища поглаживающего свою любимую старенькую курковку. Большое спасибо ему за поддержку в трудную минуту. Зарядил два обычных патрона и лёг в укрытие. Лежу и сам себе не верю. Первый раз был счастлив, что гусь не летит, что стрелять не надо, что вздремнуть можно и ни кто не осудит, не упрекнёт, потому что не видит меня, замаскировавшего свою боль и досаду новенькой Американской засидкой.

Последствия.

Никчёмный день прошёл быстро, пара гусиных стай, увиденных на горизонте внушила оптимизм. Завтра всё будет хорошо, будет погода, будет птица. Бог даст здоровья, а остальное добудем. Возвращались домой долго. Правая рука и ключица серьёзно болели, машину приходилось вести одной левой. Дома на плечо сделал компресс. Утром полегчало. Все последующие дни охоты в Ленобласти сводились примерно к следующему: я пытался подружиться со своим обидчиком. Сначала это были робкие попытки одиночных выстрелов патроном на 70. Как ни странно, даже после перенесённой травмы выстрелы казались очень комфортными. Всё — таки вес оружия 4100.

Новое приобретение.

Удивительное дело! Как реагирует организм на нанесённую ему обиду. После единственного неудачного выстрела появился устойчивый рефлекс. Я стал бояться выстрела. Вскидывая оружие при виде налетающей птицы, я стал автоматически заглядывать на спусковые крючки. Типа, с того ли курка начинаю. Обхохочешься! Когда убедишься, что с того, можно уже и не стрелять. Через некоторое время понял, что избавиться от этого приобретения можно только одним способом — начать стрелять с двух стволов, переборов страх нанести очередную травму. Признаюсь, что получилось не с первого раза. Все десять дней отведённых на охоту, ушли на это. Но, впереди была охота в Карелии.

Робкие попытки.

Первые сдвоенные выстрелы патроном на 70 — 68 г. дроби дались с трудом. Но они были терпимы и напомнили ощущения при стрельбе патроном супер магнум (89мм). Не попалишь очередями, но вполне сносно. Довольно быстро к ним привык и потихоньку перестал бояться второго спускового крючка. Все последующие, более серьёзные эксперименты с патронами полумагнум и магнум решил отложить до Карелии. Там спортивный азарт, там птица, это должно помочь.

Ещё одна проблема.

По ходу дела выявились недостатки в конструкции новой засидки. Если использовать её по назначению, а не в качестве места для отдыха, то возникают серьёзные трудности с обзором. Полулёжа на спине в довольно стеснённой обстановке невозможно увидеть, что делается сзади, а это раздражает, особенно когда гуси проходят молча. Впрочем и боковой обзор через треугольные окошки из крупной сетки ни чем не лучше. Сетка так близко расположена к глазам, что практически невозможно увидеть проходящую в ста метрах стаю, если не определить её по голосу. Данный недостаток был устранён в полевых условиях. Теперь окна открыты и только при приближении гусиной стаи я аккуратно их закрываю и фиксирую на липучку. Всё остальное в конструкции вполне приемлемо, если учитывать что относительно комфортно в засидке может расположиться человек только среднего телосложения. Очень эффектно раскрываются крылья купола. Судя по тому, как ведут себя гуси, для них это полная неожиданность. Вот только поза для стрельбы не очень обычная. Сида на пятой точке с вытянутыми вперёд ногами особо не развернешься. Но с этим придётся смириться. А вообще, как показала практика эксплуатации данного заморского изделия, оно идеально подходит для охоты с таким оружием, как КАНАРДУЗ, (наверное, можно даже рекомендовать продавать их в комплекте). Вся прелесть заключается в том, что после сдвоенного выстрела сделанного в такой засидке, вы прямиком попадаете на вполне удобную раскладушку, где можно и даже нужно немного отдохнуть (перезарядиться всё равно вряд ли успеете да и сразу не захотите).

Карелия.

В Карелию приехали за пару дней до открытия охоты. На гусей полюбоваться, пофотографировать а за одно и проверить, как непуганый гусь реагирует на сизых птиц внезапно появившихся на местах их постоянной кормёжки. В первое же утро наши теоретические предположения были подкреплены на практике. Гусь птица умная, это мы знали. Распознаёт отечественные изделия из пластмассы довольно легко. Практически все стаи, шедшие курсом на нашу постановку, не долетая метров пятидесяти, сворачивали, облетали стороной и становились на прежний курс. Иногда стая разделялась на две части, облетала нас с двух сторон и благополучно воссоединялась, пролетев опасный участок. При виде своих настоящих собратьев гуси так себя не ведут. Тут же хочу сказать, что наша маскировка была идеальной и не могла повлиять на чистоту эксперимента, тем более, что такую картину мы наблюдали и со стороны. Эталон птичьего ума и осторожности — вороны, шарахались от пластиковых гусей лишь после того, когда подлетали к ним совсем близко, а горлицы и вяхири принимали сизых явно за своих и без страха налетали чуть ли не на головы гусей. Ещё была пара отчаянных гусиных парочек типа разведчиков пролетевших над нашей позицией на небольшой высоте, молча, с выпученными глазами, усердно работая крыльями. Для чего они это делали, нам судить трудно. Может, квалификацию повышали, или какой экзамен сдавали. Мы не стали огорчаться по поводу работы наших чучел, так как практически во всех случаях птицы были на расстоянии выстрела. Хотя условия были идеальными. Охота ещё не открыта, птицы много и она не пугана. После двух трёх дней стрельбы гуси начинают чётко различать сизые полуоболочки и ведут себя ещё более аккуратно. Но как показал опыт дальнейшей охоты, не это главное.

Очередное открытие.

В день открытия охоты не знали, радоваться или грустить. Народу прибавляется с каждым годом всё больше, это не радует. А вот что охотник продвинутым стал, это приятно. Ещё пару тройку лет назад, если выходил на поле с профилями и манком, то народ из канав косился: на кой этот цирк, если гуси и так над башкой носятся? Сейчас что ни поле, то профиля, объёмники, да не по десятку, сотнями. Засидки, масхалаты, манки. Работают люди над собой, приятно видеть, но не в таком количестве.

Новая травма.

В первое же утро на перелёте, видя огромное количество птиц заряжаю «магнум». Гуси идут высоко. Но какой азарт! Сорвал охотку. Пару пачек расстрелял. Даже трофеи есть. Раз пять начинал с заднего спуска. Как ни странно, вытерпел, хотя минуты три — четыре приходилось отдыхать после выстрела, провожая взглядом гусей, пролетавших мимо. Здесь же обнаружился ещё один серьёзный недостаток оружия. После пяти мощных выстрелов указательный палец правой руки был неоднократно и сильно рассечён острой кромкой переднего курка. А сустав среднего пальца распух от ударов предохранительной скобы. К сожалению, избежать этой травмы практически не возможно. Необходимо вносить изменения в конструкцию спускового механизма, позволяющие переднему курку подаваться вперёд и не травмировать палец при выстреле. А на скобу можно поставить резиновый компенсатор. Тем не менее, охотничий азарт берёт своё. Зализываем раны и снова в бой.

Добровольцы.

Раскатистый грохот мощного выстрела заставляет обращать внимание других охотников. Вопросов много. Желающих попробовать совсем мало. Первым кто это сделал, был приятель из Москвы. Страстный охотник, любитель хорошего оружия, гончатник и гусятник. Разговоры о возможности приобретения этого ружья мы вели давно. Идея конструкции ему тоже нравилась, и он готов был стать покупателем номер два. Отложив свою МЦ 106, и достав два «полумагнума» от «Тайги» (магнума к счастью под рукой не оказалось) он, предупреждённый о сильной отдаче, делает выстрел. Со стороны вроде ничего особенного не произошло. Слегка высоковато подкинуло стволы, на шаг отбросило назад. Но по выражению его лица я понял, что заказ на второе надо отменять. Подойдя ко мне, он протянул оружие левой рукой и сказал только два слова: «Предупреждать надо!». Была ещё одна смелая попытка одного из местных охотников (достаточно крупного телосложения) пальнуть из моей гаубицы. Но предпринята была под лёгкой анестезией. Поэтому положительных эмоций было много у всех, но не обошлось без разбитых в кровь пальцев и разминания плеча после выстрела.

Ради чего?

О результативности охоты с этим оружием судить пока тяжело. Всё — таки достаточного навыка обращения с ним пока нет, чтобы с уверенностью выносить приговор. Совершенно ясно было одно, что если попадаешь то шансов у птицы нет. И ещё один немаловажный момент. Удачный промах. Я уже как — то писал об этом. Это как раз то, из чего и складываются легенды о гусиных ружьях, гусиных зарядах, и конечно о мастерах, сбивающих гусей на высоте 100 метров и более. Удачный выстрел на сверх дальней дистанции можно вполне корректно называть удачным промахом. И хоть это и промах, любой из нас не отказался бы от такого выстрела. Ведь именно он запоминается на всю жизнь, он дает нам гораздо больше положительных эмоций, чем любой другой, о нём не раз вспоминают товарищи по охоте, с каждым пересказом увеличивая дистанцию. Так — как рассказ о моём рекорде идёт из первых рук, постараюсь не преувеличивать. На вечернем перелёте, наблюдая, как мой московский товарищ, сделав два выстрела из МЦ 106 по налетающей прямо на него стае, не смог нарушить стройный гусиный ряд, вскидываю ружьё, беру солидное упреждение и нажимаю на спуск. 104 грамма дроби 0000 сделали своё дело. Один из гусей камнем пошёл вниз. До соседнего номера было отсчитано ровно двести полноценных шагов.

Когда самому смешно.

Не обошлось и без курьёзов изрядно повеселивших меня и моих товарищей. Два раза, пытался выцелить птицу у себя над головой, и после крепкого заряда оказывался сидеть на земле. Ещё разок пришлось скатиться в овраг, к счастью обошлось без травм.

Наконец о главном.

Повеселился на охоте вдоволь. Основное внимание было приковано к оружию и попыткам подружиться с ним. Сезон выдался сложный. Большое количество охотников, «хорошая погода», плохое поведение птицы, явно не желающей покидать охранную зону уже на третий день охоты омрачили лица многих хантеров. Призывные дудения в небеса и десятки полуоболочек, казалось, только отпугивают птиц. Конечно, что — то добывали, но не в том количестве, на которое рассчитывали многие, видя пасущиеся в охранной зоне стада белолобиков. И тут поползли слухи. Мол, поле есть, совсем рядом. Не хуже и не лучше, чем у других. Только вот похоже, повидлом намазано. Гуси мимо всех, прямиком туда тянут, а подлетев, сразу падают на допотопные фанерные профиля. Взлетают не многие. Три мужика сидят в окопах и дело своё туго знают. Туда народ как на экскурсию ходит. Постоит, посмотрит издалека, благо долго ждать не приходится. Пооблизывается и разъезжается по своим местам, а кто и по домам. Подходить, говорят, бесполезно, мужики такие, что лишнего слова клещами не вытянешь. Сами понимаете, пропустить такое мы не могли. Взяв на всякий случай баночку под повидло, решили попытать счастья в знойный полдень. Поле нашли быстро. Только над ним в полдень и кружилась очередная стая гусей, выискивая удобное место для посадки рядом с двумя десятками простеньких профилей. Затем услышали выстрелы из трёх стволов. Четыре гуся чисто биты. Вроде как перерыв мужики наметили, уходят с поля. Мы к ним. На удивление приятные люди. Общий язык нашли сразу. Благо говорить было о чём. Поделились впечатлениями, попили чайку с «заветным повидлом». Секрета, в общем — то и нет ни какого. В первую очередь всё тот же многолетний опыт, знание повадок, умение слушать, наблюдать за птицей. И главное — талант манить. Сразу вспомнилась Астрахань и разговор с местными гусятниками с тридцатилетним стажем, охотно показавшими нам свои изумительно сделанные плавающие чучела с натуральным гусиным пером. Мы им тогда манки американские показали, попробовали — они сказали, что не плохо. Сами нам голосом, да получше нашего. Небольшой урок дали, вроде получается. Но главное, говорили, в тему манить надо, с головой, без излишеств. «Чего ж тут сложного, этому не учат.»

Время за разговором прошло быстро, пора по окопам, распрощались. Идём, бредём по дороге в чистом поле, рюкзаки за спиной, засидка, гуси, ружья. Метрах в двухстах от нас небольшая стайка проходит. Переглянулись: «ну что давай как в Астрахани, поорём потренируемся!» Сказано — сделано, вроде не забыли, как. И тут случилось чудо. Стая ответила громким гомоном и начала разворачиваться. Стоим на дороге в полный рост со всем своим охотничьим скарбом, ружья в руках держим и разговор со стаей поддерживаем. А она прямо на нас, вдоль дороги, из под солнца заходит. Метров тридцать не дошли и в рассыпную. Мы даже ружья не вскинули. Стоим счастливые, улыбаемся. Чего палить, если поговорили мирно.

P. S. Вы наверно спросите, а что же всё таки с КАНАРДУЗОМ? Я этот вопрос задавал себе после каждого выстрела. Тем более, что гусей добыл не больше, чем все. Прошёл год и только сейчас я могу ответить, что я свой выбор сделал. Он стоит того. Тем более, что стрелять двумя магнумами совсем не обязательно. Так что в очередной раз откладываю свой любимый «МЕРЛИН» и беру на охоту до боли знакомый «КАНАРДУЗ».

Спасибо за внимание. Александр Румянцев.